Родственники легендарного директора ГМИИ Антоновой выставили ее архив на аукцион

0 19

Странная история разворачивается вокруг наследства Ирины Александровны Антоновой, которая больше полувека возглавляла Пушкинский музей. Она скончалась три года назад и все ее имущество досталось единственному сыну — Борису Ротенбергу. Еще в детстве талантливому мальчику был поставлен неутешительный диагноз — аутизм. После смерти Ирины Антоновой заботу о Борисе взял на себя Пушкинский музей, но в июле прошлого года Ротенберг умер от сердечной недостаточности. Антонова не оставила завещания, поэтому все ее наследие досталось дальним родственникам. А те не пожелали передавать архив в музей, а вместо этого выставили его на аукцион. Насколько ценны книги, которые скоро уйдут с молотка, и будет ли ГМИИ и другие арт-институции участвовать в торгах, разбирался «МК».

Каталоги с выставок, книги по искусству разных эпох, брошюры и музейные путеводители — несколько тысяч лотов из семейного архива Ирины Антоновой и ее супруга, известного искусствоведа Евсея Ротенберга продадут с молотка в четыре этапа. Первый аукцион состоится 30 августа, финальный — 2 сентября. По каким ценам – сложно понять, торги за каждый лот будут начинаться со 100 рублей. По крайне мере, так указано на сайте аукционного дома. Но, как это принято в аукционном бизнесе, у каждого лота есть свой резерв – минимальная сумма, за которую с ней готов расстаться владелец. Заранее нельзя узнать этот минимум. Вокруг выставленных на торги сокровищ уже поднялся хайп. В первую очередь из-за того, что архив Ирины Антоновой немыслимо себе представить вне стен родного для нее Пушкинского музея. 

К тому же, будучи директором ГМИИ, преемница Антоновой Марина Лошак собиралась назвать один из корпусов будущего музейного городка именем Ирины Александровны: Антоновский центр должен был заняться передовыми гуманитарными исследованиями. Вместе с тем она говорила, что архив Антоновой будут изучать, каталогизировать и показывать публике — как важную часть истории музея и одного из ключевых его директоров. Когда недавно появилась информация о том, что вступившие в наследство дальние родственники Ирины Антоновой и Евсея Ротенберга отказались передать или продать семейный архив ГМИИ, Лошак предложила выкупить библиотеку. Этого хотели бы все, кто работает в Пушкинском. Но переговоры зашли в тупик, теперь библиотека выставлена на торги.

Тут стоит пояснить, что Ирина Антонова, скончавшаяся на 99-м году жизни, не оставила завещания. Поэтому какое-то время вокруг ее наследства была тишина: дальние родственники разбирались между собой и вступали в свои права. «МК» стало известно, что наследников несколько: двое из них со стороны Евсея Ротенберга — это сын и внук его сестры Галины, и один – дальний родственник со стороны Ирины Александровны — Александр Рафаилович Антонов. На днях Пушкинский музей прокомментировал ситуацию: «ГМИИ им. А.С. Пушкина ранее неоднократно озвучивал свою заинтересованность и готовность приобрести эту коллекцию изданий. К сожалению, соответствующее предложение Пушкинскому музею со стороны наследников не было сделано». Примерно то же в телефонном разговоре с «МК» сказала нынешний директор музея Елизавета Лихачева.

– Родственники Антоновой на законных основаниях могут делать с наследством, что считают нужным. Мы хотели бы, чтобы архив попал в Пушкинский музей, но что я должна в этой ситуации делать: попросить у Минкульта несколько пару миллионов? Мы не можем заранее знать, что почем. Ирина Антонова не оставила завещания. Если бы она хотела, чтобы эти книги оказались в музее, она бы написала об этом. Но ничего нет. Все, что она хотела оставить в музее, она принесла сюда при жизни.

Действительно, самую ценную часть своей библиотеки и рабочей документации Ирина Антонова хранила в своем кабинете. Он всегда был завален бумагами, а несколько книжных шкафов были плотно заставлены редкими изданиями. Теперь большая часть этих архивов находятся в отделе рукописей ГМИИ или в музейной библиотеке. Некоторые бумаги Ирины Александровны можно было видеть на выставке «Кабинет директора».

Справедливости ради, нужно также пояснить, что многое из выставленного на аукцион принадлежало супругу Ирины Александровны — Евсею Ротенбергу, известному искусствоведу, одному из крупнейших отечественных специалистов по истории и теории западноевропейского искусства XVI-XVII веков. Он тоже в свое время работал в Пушкинском музее – с 1947 по 1953 годы. И был одним из тех сотрудников, кто принимал на хранение Дрезденскую галерею. Позже Ротенберг работал в секторе западноевропейского искусства НИИ теории и истории искусств Академии художеств СССР. Но большую часть жизни Евсей Иосифович трудился дома. По натуре он был интровертом, таких называют «кабинетными учеными». Соответственно, книги и материалы, с которыми он работал, находились дома. Евсей Ротенберг скончался в 2011 году. Весь его архив остался у супруги и сына. То есть анонсировать аукцион, как распродажу архивов исключительно легендарной Антоновой – скорее пиар-ход. Это во-первых.

Во-вторых, среди выставленных предметов есть те, которые не представляют особого музейного интереса. Например, там много каталогов, которые и так легко найти в продаже. Есть, конечно, и редкие издания, но далеко не все. «Как это часто бывает вокруг книг, сохраняющих для многих пока ещё в нашей стране статус некой сакральности, шума всегда много, – уверен библиофил и сотрудник Третьяковской галереи Максим Павлов. – Вместе с тем, во всяком случае по анализу того, что выставлено на торги, личная библиотека ИА не несет в себе признаков научной библиотеки (подбирается специально и систематически в результате многолетних усилий), а является с одной стороны библиотекой даров, а с другой в большей степени отражает её личные интересы – тем она и интересна как комплекс, если, конечно, планировалась некая «музеефикация» биографии хозяйки. Безусловно, среди выставленного на торги есть представляющие музейный интерес книги и каталоги с автографами, хотя даже зарубежная часть библиотеки представляет собой (за небольшим исключением) не слишком большие книжные редкости. Наиболее ценная часть собрания – музейные афиши зарубежных выставок (и вот здесь бы на месте ГМИИ я бы точно их выкупил у аукционного дома, если, конечно, их дубли не хранятся уже в фондах самого музея)».

То есть, если и охотиться за «библиотекой Антоновой», то надо делать это с толком, с расстановкой. С пониманием. По информации «МК», сотрудники Пушкинского и других арт-институций, дружественных музею, все-таки попытаются выкупить наиболее ценные экземпляры. Среди таких, например, редкие каталоги западных выставок и издания на музыкально-театральную тему, характеризующие вкусы Ирины Александровны. 

Но в целом шумиха вокруг распродажи, мягко говоря, преувеличена, во многом из-за легендарности хозяйки архива, на имени которой теперь пытаются сделать деньги. В этой ситуации с одной стороны противно, с другой отрадно, что про Ирину Александровну помнят. Хотя лучше бы ее имя звучало в другом контексте.

Источник: www.mk.ru
Подписаться
Уведомить о
guest

0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x