Вячеслав Самодуров ставит трехактный балет по Шекспиру в Большом театре

0 31

Хореограф Вячеслав Самодуров встретил свое первое пятидесятилетие в новом для себя статусе свободного художника. Двенадцать лет стоял у руля екатеринбургского “Урал Балета” – а сейчас в Большом театре репетирует новый трехактный балет “Буря”, премьера которого запланирована на 4 июля.Елена Лёхова

Год назад вы поразили балетный мир, внезапно объявив об уходе с поста худрука балета Екатеринбургского театра оперы и балета. Чем был вызван этот шаг?

Вячеслав Самодуров: Это не было спонтанным решением. Я понял, что настал момент сконцентрироваться на самом себе. Работать в театре было круто, очень интересно, но тяжело. Когда за тобой коллектив, это большая ответственность. Я работал в Екатеринбурге двенадцать лет. А я привык с регулярной периодичностью полностью менять свою жизнь. Мне кажется, перемены городов, ситуаций, людей много дают.

Екатеринбургский период, пожалуй, самый длинный в моей жизни, когда я сидел и работал на одном месте. И в какой-то момент мне стало неинтересно, кто каким лебедем стоит в какой линии. Мне перестало быть интересно тратить свою энергию на решение рутинных проблем. Сейчас хочется быть проектным менеджером и реализовывать проект самого себя. Я рассматриваю каждую свою постановку как проект. Конечно, когда их становится много, неожиданно обнаруживаешь, что в какой-то мере их организация тоже становится рутиной. Но, тем не менее, сейчас этот способ существования мне ближе.

Вы помните, как после 10-летней европейской карьеры вы в 2010 году вернулись в Россию? Какое впечатление тогда на вас произвел отечественный балетный мир и почему вы решили остаться здесь?

Вячеслав Самодуров: Мне кажется, это было время очень интенсивного развития, музыкальный театр развивался одновременно во многих направлениях, было много приглашенных хореографов мирового уровня. Картина была очень дифференцированная, настоящий калейдоскоп. Это как раз было для меня одним из знаков, что здесь можно делать что-то интересное. Поэтому, когда появился Андрей Геннадьевич Шишкин с предложением возглавить большую екатеринбургскую труппу, меня это сразу заинтересовало. Он пригласил человека, не обладавшего опытом руководства, у которого было не так уж много работ, как у хореографа. Это был риск, но он оказался такой же авантюрный человек, как я. И я ему благодарен за эту смелость.

Прошлой весной, прощаясь с “Урал Балетом”, вы подарили ему свою самую радикальную постановку – Sextus Propertius, которую, вероятно, не могла бы станцевать ни одна другая балетная труппа, и которая выглядит портретом артистов, готовых к любому эксперименту.

Вячеслав Самодуров: Это было правильное время и правильная точка для прощания, подытожившая наш совместный путь. Было важно и приятно, что артисты говорили: “Опять мы сделали что-то для нас новое и непривычное”. Я рад, что мне удавалось все эти годы все время обманывать их ожидания. Надеюсь, что не только в отрицательную сторону.

Конечно, когда знаешь людей не просто как профессионалов, работать комфортно. Ощущение, что между нами нет пространственных и идеологических преград. Все эти годы труппа естественным путем менялась, кто-то уходил, кто-то приходил. Но были люди, которые проделали со мной весь путь. Например, Елена Воробьева – потрясающая балерина, которая была занята во всех моих постановках. Я благодарен всей труппе за всё, без этих артистов не было бы этого чуда – “Урал Опера Балет”.

Но это уже в прошлом. Теперь задача, приходя в новый коллектив, устанавливать за максимально короткое время максимально близкие и доверительные отношения с артистами везде, где бы то ни было. Я всегда руководствуюсь мыслью, что, придя в студию, если я прошу артиста прыгать, потеть, пыхтеть и вообще мучить себя, то я ему должен что-то дать взамен. Никто никогда не может быть уверен, выйдет ли новая работа удачной, но я всегда пытаюсь отдать часть себя, своей энергии и своего позитива.

Вячеслав Самодуров ставит трехактный балет по Шекспиру в Большом театреВячеслав Самодуров с Денисом Захаровым и Елизаветой Крутелевой на репетиции в Большом театре. Фото: М.Логвинов

Сейчас вы готовитесь к мировой премьере в Большом театре. Что привело вас к идее “Бури”?

Вячеслав Самодуров: Настал момент, когда мне снова захотелось сделать балет с историей. После работы над “Ромео и Джульеттой” я понял, что мне интересны пьесы Шекспира, и я целенаправленно искал материал в его произведениях. В “Буре” оказалась правильная для меня пропорция интересующих меня вещей.

“Бурю” стремились осмыслить во многих жанрах, но она остается странной, неразгаданной пьесой Шекспира. Что в ней видите вы?

Вячеслав Самодуров: Она интересна многим. Своей странностью, трагикомичностью, сложностью тем. Пьеса обозначает конец эпохи Ренессанса и ставит под сомнение его ценности, где человек – мера всего.

Когда в разработке какой-то идеи или темы у вас в балете есть предшественники, вы интересуетесь их опытом? Или стараетесь войти в работу, как чистый лист?

Вячеслав Самодуров: Я вообще интересуюсь тем, что происходит вокруг. Иногда просто невозможно сделать вид, что ты слепой. Когда я ставил “Ромео и Джульетту”, я знал, что было сделано на эту тему, сам как артист участвовал в некоторых версиях этого балета. Иногда это помощь, иногда, наоборот, мешает, потому что сложно найти свою точку зрения на материал.

Есть ли какой-то вариант “Бури”, который произвел на вас впечатление?

Вячеслав Самодуров: Я не видел целиком ни одной балетной “Бури”, поэтому здесь я скорее чистый лист.

В отличие от многих коллег-хореографов, в работе над большими сюжетными балетами вы отказываетесь от помощи профессиональных драматургов и режиссеров. На этот раз даже либретто писали собственноручно. Для вас принципиально быть повелителем в мире своих спектаклей?

Вячеслав Самодуров: Да. Чтобы ставить, это должно быть мной пережито. Идеи, пришедшие извне, я воспринимать не могу. Все должно прорасти внутри меня, тогда есть шанс для химии между материалом и мной.

Как вы складываете свою постановочную команду?

Вячеслав Самодуров: Естественно, когда я собираю команду, то в общих чертах представляю, в каком направлении мне хотелось бы идти, и подбираю людей в зависимости от этого. Но важно, чтобы соавторами были люди, которые могут спровоцировать меня на новые мысли, возможность взглянуть на свои идеи с другой точки зрения. Мне интересно с сильными людьми, со слабыми работать непродуктивно.

Справка “РГ”

Вячеслав Самодуров окончил Вагановскую академию русского балета, по окончании был зачислен в труппу Мариинского театра. В 1996 году за исполнение миниатюры “Постскриптум” на музыку Родиона Щедрина – “монолог Вронского, преследуемого кошмарным видением гибели Анны” – получил золотую медаль Международного конкурса “Майя”. Стал премьером Мариинского, позже Национального балета Нидерландов, работал в Ковент-Гардене. Возглавлял балетную труппу Екатеринбургского театра 12 лет. Входил в жюри международного конкурса-фестиваля “Context. Диана Вишнёва”, фестиваля Dance Open, “Золотой маски”.

“Буря” – не первая постановка Самодурова в Большом театре. В 2016 году, работая он уже ставил “Ундину” немецкого композитора Х. В. Хенце, так же написав к ней свое либретто.

Источник: rg.ru
Подписаться
Уведомить о
guest

0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x