Пьесу Тома Стоппарда “Розенкранц и Гильденстерн мертвы” поставили в Театре на Васильевском

0 18

Гамлет в рыжем парике и шортах, мазерфакер Клавдий и “Оркестр приватного танца”. 4 сентября Театр на Васильевском открывает новый сезон. Публике представят недавнюю премьеру – “Розенкранц и Гильденстерн мертвы”. Пьесу британского драматурга Тома Стоппарда поставила режиссер Галина Зальцман. Спектакль прошел на аншлагах, его хорошо приняли зрители и критики, у него три номинации на премию “Золотой софит”: лучший спектакль большой формы; лучшая работа режиссера; Михаил Николаев (Розенкранц) и Артем Цыпин (Гильденстерн) – лучший актерский дуэт.Театр на Васильевском

Там и блестящие работы художников – Семена Пастуха (сценография), Стефании Граурогкайте (костюмы). Много интересных, остроумных находок, юмора, иронии. Отдельное браво – труппе бродячих актеров и “Оркестру приватного танца” – за музыку.

В спектакле также заняты заслуженные артисты России Аркадий Коваль (Клавдий), Сергей Лысов (Полоний), актеры Владимир Бирюков (Гамлет), Светлана Щедрина и Елена Мартыненко (Гертруда) и другие.

По жанру эта пьеса – абсурдистская трагикомедия. Стоппард написал ее в 1964-1965 году, в 29 лет, увлеченный театром абсурда. В 1990 году снял фильм по ней, сам написал сценарий. На русский язык пьесу перевел в конце 1960-х годов Иосиф Бродский.

Это история шекспировского “Гамлета” глазами двух второстепенных персонажей – Розенкранца и Гильденстерна. У Шекспира они придворные, университетские товарищи принца Гамлета. В спектакле Зальцман – современные обыватели, одетые в деловые костюмы.

А главные герои “Гамлета” – Принц датский, Гертруда, Клавдий, Офелия, Полоний – стали у Стоппарда героями второго плана.

Корреспондент “РГ” спектакль посмотрела и побеседовала с режиссером и исполнителями главных ролей.

Театр имитирует жизнь

Что вам интересно в этой пьесе – абсурдистское направление или прием “театра в театре”?

Галина Зальцман: Мне интересен метод исследования абсурдного мира. В сложные времена возрастает интерес к театру абсурда. Пьеса Стоппарда, на мой взгляд, сегодня актуальна.

В центре истории два второстепенных персонажа, два самых заурядных обывателя, два “маленьких”, но тем не менее живых человека – Розенкранц и Гильденстерн (возможно, их зовут иначе – имена им выдают, а в придачу – судьбу) попадают в жернова истории и неожиданно оказываются в самой гуще кровавых и ужасных событий. Их жизнь меняется, они даже не успевают понять, как это с ними произошло и что им делать. Мне кажется, это похоже на нас сегодняшних. Век снова вывихнул сустав. Здесь и трагикомедия – жизнь человека трагична, но иногда смотреть на нее смешно. Если, конечно, дело не касается нас самих. В этом тоже есть абсурд.

Прием “театра в театре” мне вообще интересен, а здесь он смыслообразующий, все, что происходит с Розенкранцем и Гильденстерном, в том числе и их собственная казнь – это спектакль, который разыгрывает труппа, во главе с Первым актером, а внутри этого спектакля есть еще один спектакль. Мне нравится, что театр имитирует жизнь, не забывая ни на секунду, что он только театр, все это лишь иллюзия, обман, театр не стесняется этого, а потому, как все шуты, способен говорить правду.

Пьесу Тома Стоппарда "Розенкранц и Гильденстерн мертвы" поставили в Театре на Васильевском Фото: Театр на Васильевском

Почему вы решили переписать пьесу?

Галина Зальцман: На первых читках мы поняли, какой колоссальный объем материала предстоит освоить, сложность которого, мне показалось, может быть хороша в литературе, но может помешать организовать действенную и ясную драматическую конструкцию. Важно было понять, что же все-таки происходит с нашими героями? Глядя на них из дня сегодняшнего. Поэтому какие-то моменты можно опустить, убрать, а что-то хочется расширить. На мой взгляд, в пьесе недостаточно шекспировского текста, чтобы сюжет о борьбе за власть обрел очертания более внятные, поэтому я решила развить эту тему. Чтобы понять, кто такой Гамлет, в какой ситуации он находится, почему его поведение таково. Мне хотелось раскрыть проблему столкновения “маленьких людей” и огромной, жестокой провластной системы.

Отличная находка – музыка, поднимает градус настроения. Зрители живо реагируют на музыкальные врезки.

Галина Зальцман: Мы работаем с блестящим музыкантом – композитором Ванечкой (“Оркестр Приватного Танца”). Он написал всю музыку к спектаклю, которая звучит вживую, сам репетировал с артистами, научил их играть на разных инструментах. Это важная составляющая нашей постановки, все происходит здесь и сейчас, и труппа актеров закручивает сюжет. А музыка – это не столько оформление, сколько среда спектакля, неотъемлемая часть – есть несколько сцен, решенных именно композитором – Ванечка пишет музыку, чтобы вскрыть содержание. Артисты играют спектакль для Розенкранца и Гильденстерна, обставляя их множеством событий. Эти двое забывают, что находятся в театре, что ситуация выдуманная, начинают верить, что все это происходит с ними. В то же время зритель тоже думает, что этот спектакль происходит с этими двумя странными и нелепыми или самыми обычными людьми со странными именами Розенкранц и Гильденстерн, в то самое время, когда они и сами находятся внутри обстоятельств, на которые не могут влиять. Или это только кажется.

Пьесу Тома Стоппарда "Розенкранц и Гильденстерн мертвы" поставили в Театре на Васильевском Фото: Театр на ВасильевскомПрямая речь

Розенкранц и Гильденстерн: разделить невозможно

Исполнители главных ролей Михаил Николаев (Розенкранц) и Артем Цыпин (Гильденстерн)- претендуют на премию “Золотой софит” в номинации “Лучший актерский дуэт”.

У вас прекрасный дуэт, органичный, вы как родные – “петелька-крючочек”…

Михаил Николаев: Мы с Артемом Цыпиным вместе работаем давно, у нас немало совместных спектаклей, но раньше мы всегда встречались как-то по касательной. Так получилось, что “Розенкранц и Гильденстерн мертвы” – первый спектакль, где присутствует такое партнерство, где мы вдвоем от начала до конца, постоянно находимся в диалогах. Кстати говоря, 15 лет назад у нас был спектакль “Даниэль Штайн, переводчик”, и мы, семеро, получили “Золотой софит” за актерский ансамбль.

Надо сказать, что здесь сначала было другое распределение ролей: Розенкранц – Цыпин, Гильденстерн – Николаев. А на первой читке произошли изменения, мы поменялись ролями.

Артем Цыпин: Мне кажется, нас поменяли ролями на первой репетиции потому, что в работе наш режиссер Галина Зальцман лучше рассмотрела нашу разную актерскую природу. Миша более шумный, чувственный, я – более тихий, рациональный. В каком-то смысле Розенкранц и Гильденстерн – это классическая цирковая пара коверных. Рыжий и Белый. Или даже Арлекин и Пьеро. Розенкранц – более открытый, наивный, простой, душа этой пары, Гильденстерн – закрытый, рефлексирующий, сомневающийся интеллектуал, ум этой маленькой компании. Разум и чувство. Розенкранц до конца верит, что все может закончиться хорошо, Гильденстерн изначально предчувствует трагический финал. Единство и борьба противоположностей – им очень непросто вместе, настолько они разные, и в то же время их невозможно разделить. Две стороны одной монеты.

Драматургия прекрасная?

Михаил Николаев: Сначала я посмотрел фильм про Розенкранца и Гильденстерна 1990 года, потом прочитал пьесу. И только тогда понял, что Стоппард сократил свое произведение, когда писал сценарий к фильму.

Мне показалось, что стоппардовский театр абсурда не приживется на территории России, там много неясных моментов. А наши зрители любят ясность, хотят посмеяться, всплакнуть, задуматься… На репетициях мы как раз и работали над ясностью, над проблемами каждого персонажа – чем они дышат, что у них болит…. В театр абсурда как бы вмешалась школа Станиславского, без которой нам – русским актерам – никуда. В конце концов, я полюбил своего персонажа, он стал для меня родным и близким.

Артем Цыпин: Материал чудесный. Интеллектуальный, сложный. Абсурдистская трагикомедия. С одной стороны, такая сложность пугала. С другой – это же был вызов нам: сможем ли мы справиться? Сомнения исчезли, когда наш замечательный режиссер пришла с зажженным фонарем разума, и он осветил нам путь в этом театре абсурда. Пьеса была сокращена, стала более ясной, емкой, прозрачной. То, что видят зрители – это версия театра. Убраны длинноты. Появились сцены из шекспировского “Гамлета”. Главные гамлетовские персонажи, которые у Стоппарда на втором плане, здесь очень хорошо прочерчены.

Михаил Николаев: Режиссер искала смыслы в сценах, фразах. Стоппардовский текст непростой, его много. В нем игры разума, смыслов, действие мысли…Это интеллектуальный баттл.

Артем Цыпин: Есть такие бытовые спектакли, где актер, если что-то подзабыл, может сымпровизировать, от себя что-то сочинить. Здесь это невозможно: одна реплика входит в другую, словно пазл. Если ты что-то пропустил, дальше все “домино” летит, рушится. То есть кроме психологических или эмоциональных задач есть очень серьезные формальные задачи. Это как пьеса в стихах – ни одного слова не пропустить, иначе рухнет вся конструкция.

Михаил Николаев: Дальше было страшнее: мы предполагали, что играть будем на сцене, а режиссер говорит нам: “Так как весь мир – театр, а люди в нем – актеры, поменяемся местами со зрителями”. Для нас сцена – зрительный зал, а зрители займут места на сцене и даже порой будут принимать участие в нашем спектакле, еще не зная об этом. У нас есть балкон, который всегда был предназначен для света и звука, а на этом спектакле балкон станет игровым, там происходит часть действия, на нем появятся шекспировские персонажи.

Справка “РГ”

Галина Зальцман – режиссер, педагог. Окончила актерский факультет ГИТИСа (курс А.В.Бородина) и режиссерский факультет Театрального института им. Бориса Щукина (курс Ю.Н. Погребничко). А также магистратуру Школы-студии МХАТ (курс В.А.Рыжакова).

Сотрудничает с РАМТом, Театром Российской Армии, “Современник”, “Шалом” и другими. Лауреат фестивалей “Solo”, “Красноярская весна”, “Территория”, театров малых городов России (Театр Наций). Спектакль “Я нанял убийцу” в Шарыповском драматическом театре (Красноярский край) стал лауреатом специальной премии жюри “Золотой Маски-2021”.

Старший преподаватель кафедры мастерства актера в ГИТИСе.

Кстати

“Розенкранц и Гильденстерн мертвы” – третья постановка Галины Зальцман в Театре на Васильевском. Спектакль “Семью восемь” (Камерная сцена) вошел в лонг-лист Российской национальной премии “Золотая маска – 2022”; “Земля Эльзы” (Большая сцена) – народные артисты России Наталья Кутасова и Сергей Паршин стали лауреатами Высшей театральной премии Санкт-Петербурга “Золотой софит” в номинации “Лучший актерский ансамбль в драматическом театре”.

Источник: rg.ru
Подписаться
Уведомить о
guest

0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x