Кто сиротой не останется?

0 20

Группа сенаторов и депутатов во главе с председателем Совета Федерации Валентиной Матвиенко внесла в Госдуму законопроект, определяющий порядок использования произведений, авторы которых неизвестны или недоступны для переговоров. Благодаря документу в России можно будет на легальных основаниях использовать широкий массив контента, который ранее был исключен из оборота. Законопроект подробно обсудили на заседании РСПП.

Законопроект позволяет упорядочить важнейший сегмент управления правами, отметил заместитель председателя Комитета Сергей Матвеев: “По существу, есть четыре сегмента управления правами: произведения в общественном достоянии, охраняемые произведения, которые управляются тем или иным правообладателем и находятся в коммерческом обороте, произведения “бескорыстных” авторов и, наконец, сиротские произведения, у которых вроде бы не истек срок охраны, но вместе с тем непонятно, к кому идти за разрешением. Чем точнее мы строим реестры таких произведений, тем у нас больше контента, прозрачности и меньше нарушений, и любой законопроект, который помогает это делать, безусловно, полезен”.

С критикой законопроекта выступили зарубежные мейджоры, полностью или частично свернувшие деятельность в России. По мнению объединяющей их организации, Национальной федерации музыкальной индустрии (НФМИ), легализация сиротских произведений может стать инструментом получения прав иностранный контент. Генеральный директор Ассоциации Никита Данилов опасается, что общества по коллективному управлению правами (ОКУП) смогут объявить сиротским весь иностранный контент, который западные правообладатели отказываются лицензировать для России. Более того, по мнению западных правообладателей, ОКУПы вполне могут записать в орфанные произведения народное творчество вроде мемов и фанфиков и даже неохраняемый генеративный контент.

Схожую озабоченность высказали гендиректор Ассоциации “Интернет-Видео” Алексей Бырдин. Евгения Обухова из ВК высказала опасение, что механизм может затронуть UGC-контент из социальных сетей.

Утверждение о том, что ОКУПЫ собираются объявить орфанным популярный иностранный контент, вызвали недоумение у участников дискуссии. Едва ли задача связаться с западным правообладателем поставит такую любую аккредитованную государством организацию в тупик. К тому же в тексте документа ничего не говорится о проблеме “недружественных стран”, порядок расчетов с которыми давно определен президентским указом 322. Еще меньше оснований относить мемы и фанфики к народному творчеству. Как правило, фан-арт – это работа конкретного человека, и споры об авторском праве в этой субкультуре довольно распространены. Что же касается идеи о том, что в сироты могут записать продукты искусственного интеллекта, то она, по мнению Сергея Матвеева, совершенно не обоснованна и исходит из взгляда НФМИ, основанного на “странной презумпции виновности” любого, кто будет так или иначе задействован в управлении правами.

Легализация использования орфанных произведений необходима для того, чтобы люди, популяризирующие наследие, могли смело развивать свое дело и в том числе привлекать инвестиции, отметил директор некоммерческого партнерства “Сообщество пользователей авторских и смежных прав” (НП “СПАС”) Анатолий Семенов: “Я хорошо знаком с музыкантом Юрием Метелкиным, который создал в интернете некоммерческий проект “Старое радио”. Он оцифровывает и публикует самый разнообразный контент вплоть до рассыпающихся немецких лент из-под Сталинграда. В 99% случаев претензии предъявить физически некому. Однако презумпция того, что молчание не значит согласие, мешает ему развиваться. Он не может попросить денег в качестве стартапа, ему сразу скажут: у вас нет прав на контент, мы не можем сотрудничать. Так что решать проблему пора давно”.

Анатолий Семенов также выразил недоумение в связи с опасениями некоторых представителей индустрии о том, что к орфанным произведениям могут отнести книги авторов, пишущих под псевдонимами, скрывающих свою настоящую личность и местонахождение, например, романы Виктора Пелевина: “Как такого писателя можно подвести под орфанность, учитывая наличие договоров с издательством, которое его выпускает? Бернская конвенция устанавливает вполне понятную презумпцию: интересы неизвестного автора или автора под псевдонимом представляет издательство”.

Законопроект о сиротских произведениях очень своевременен, уверен заместитель генерального директора IPCodex Виталий Илларионов: “Авторское право – не абсолютная монополия, а механизм балансировки интересов пользователя и правообладателя. Не стоит забывать, что право на доступ к культурным ценностям также имеет конституционный характер”.

Он также предложил подробнее рассмотреть ситуацию, в которой бизнес хочет использовать произведение автора, не вступающего в коммуникацию. По его словам, если для первого обращения об использовании произведения 30-дневный срок на поиск автора и попытки выйти с ним на связь представляется уместным, то в случае последующих произведений того же автора, его можно сократить.

Директор Центра правовой защиты интеллектуальной собственности Владимир Энтин, в свою очередь, отметил, что по составу лиц, которые внесли законопроект, можно определенно судить о том, что над ним много работали, и у него отличные перспективы: “У меня есть четкое ощущение, что законопроект собираются принимать, несмотря на возражения, которые прозвучали”.

В заседании также приняли участие руководитель управления по совершенствованию законодательства компании МТС Наталия Великородная, генеральный директор Ассоциации по защите авторских прав в интернете Максим Рябыко, заместитель генерального директора холдинга “Газпром медиа” Юлия Голубева, и другие. Модерировала беседу член Комитета РСПП по интеллектуальной собственности и креативным индустриям, заместитель председателя Российского центра оборота прав на результаты творческой деятельности Ирина Яковлева.

Источник: rg.ru
Подписаться
Уведомить о
guest

0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x