Юрий Башмет и артисты МХТ им. Чехова рассказали историю театра с помощью музыки

0 42

В Концертном зале им. П.И. Чайковского прозвучала музыка из легендарных спектаклей МХТ им. Чехова. Так маэстро Юрий Башмет вместе с Государственным симфоническим оркестром “Новая Россия” отметил 125-летие театра, с которым дружит уже далеко не первый год, и на сцене которого регулярно дирижирует. В свою очередь, артисты театра и его художественный руководитель Константин Хабенский с удовольствием принимают участие в фестивалях маэстро. Это плодотворное сотрудничество уже подарило зрителям немало открытий – постановку по Экзюпери “Не покидай свою планету”, “Истории любви” – по рассказам русских классиков, отдельных слов заслуживает исполнение Хабенским с Башметом симфонической сказки Сергея Прокофьева “Петя и волк”.Максим Васюнов

Но в этот раз дуэт маэстро и худрука решил озвучить и воплотить не отдельные произведения, а целую эпоху.

Открывался концерт с той самой реплики, с которой 125 лет назад открывался Художественный театр, это первые слова из спектакля “Царь Федор Иоаннович”: “На это дело крепко надеюсь я”. Музыку к этой постановке написал композитор Александр Гречанинов, ее исполнял сам маэстро Башмет. И пока звучала эта до сих пор не ослабевшая в своем эмоциональном накале тема, на сцену медленно и грациозно выходили артисты МХТ им. Чехова в костюмах первых постановок – и чеховских, и горьковской, и метерлинковской… Музыка будто бы запустила машину времени.

На концерте прозвучал и музыкальный символ художественного театра, в свое время такой же известный, как мхатовская Чайка – это “Марш генерала Скобелева” из спектакля Немировича-Данченко “Три сестры”. Произведение приписывают некому К. Францу. Марш звучал в финале знаменитой постановки, оркестр исполнял ее в кулисах, а затем уходил во двор театра, музыка отдалялась от зрителя, и как вспоминают критики, в этот момент не было ни одного человека, на чьих глазах не навернулись бы слезы. Олег Ефремов признавался, что если бы он не увидел этого чуда, то вряд ли бы связал свою жизнь с театром. Табаков юношей тоже посмотрел спектакль Немировича-Данченко, и тоже был потрясен.

Марш из “Трех сестер” с оркестром исполнил молодой дирижер Алексей Рубин.

Юрий Башмет и артисты МХТ им. Чехова рассказали историю театра с помощью музыки Фото: Максим Васюнов

Звучала в этот вечер и музыка из Ильи Саца, написанная к “Синей птице” Метерлинка – еще одному знаковому спектаклю Художественного театра. И, конечно, не забыли про ту самую “Чайку” – Артур Теплицкий исполнил романс Глинки “Не искушай”, который Станиславский выбрал для первой постановки этой пьесы в театре. А вот в версии Олега Ефремова, который поставил “Чайку” в 1980-м году, на берегу колдовского озера пели романс Александра Шиловского “Ночные цветы”. Чтобы у зрителей была возможность понять, почему же Ефремов “обольщеньям прежних дней” предпочел “белые, бледные, нежно душистые цветы” романс в Зале Чайковского исполнила певица Елена Карасева. Так почему же? Возможно, все дело в “силе волшебной, в силе чудесной”, которой обладает и театр, и музыка, и чеховская “Чайка”, поставить которую пытались тысячи мастеров, но не у всех хватило сил, приблизиться к ее тайне.

Не обошлось и без фрагментов мхатовских спектаклей. Юрий Чурсин читал из “Сирано де Бержерака”, а Ирина Пегова – финальный монолог Сони из “Дяди Вани”. Слова “Что же делать, надо жить!” зрители встретили овацией.

И так незаметно, сменяя марши романсами, сюиты монологами, произведения к спектаклям начала XX века музыкой современных композиторов, зрители, актеры и оркестр подошли к кульминации – к “Вишневому саду”. Тему для последней версии этого спектакля в МХТ написал кинокомпозитор и один из создателей группы “Ленинград” Игорь Вдовин.

Это вполне самостоятельное, но с чеховскими интонациями и красками, произведение виртуозно подчеркивает главную трактовку самой знаменитой русской пьесы – сад это на самом деле театр. И неслучайно в монолог Раневской, вспоминающей детство и милый, нежный, прекрасный сад, который “и тогда был точно таким”, вдруг ворвался голос Олега Ефремова. Режиссер призывал: “Ощутите этот момент, прочувствуйте эти спинки кресел, посмотрите на этот зал, представьте, что здесь было, кто здесь был…”. Получилась красивая и очень точная рифма.

Но все же завершали этот вечер не Ефремов с Чеховым, а Хабенский с Башметом. Нынешний худрук МХТ читал рассказ Александра Вампилова, а маэстро “отвечал” ему музыкой Кузьмы Бодрова. Это был фрагмент спектакля “Истории любви”. По сути, в выборе финальной коды тоже была своя метафора, что такое эпоха Художественного театра, если не одна большая история любви, где есть Он – автор, и Она – музыка.

Источник: rg.ru
Подписаться
Уведомить о
guest

0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x