Вахтанговцы поставили пушкинские “Повести Белкина”

0 20

Анатолий Шульев уже ставил в Вахтанговском театре “Амадея” год назад. Но “Повести Пушкина” – первый его спектакль в качестве главного режиссера. И почему-то кажется, что две премьеры словно связаны одним и тем же именем – ведь кто такие Моцарт и Сальери? Кто-то припомнит: композиторы. Но каждый скажет безошибочно: герои Александра Сергеевича. Гений или злодейство, случай или предначертанность, верность долгу или вольность чувств, хитросплетения судьбы. В новом спектакле те же вечные вопросы.Пресс-служба Театра им.Вахтангова

“Повести Белкина” знакомы каждому со школьных лет. Иван Петрович Белкин – маска Пушкина. Так что название спектакля объяснимо: легким движением руки “Повести Белкина” превратились в “Повести Пушкина”. Из пяти новелл режиссер оставил лишь четыре – без “Гробовщика” (может, оно и к лучшему).

Рассказчик Пушкин начинает действо не по книге – с “Барышни-крестьянки”. Соседи Берестов и Муромский враждуют. И не просто так – мировоззренчески. Такие ссоры модны в наши дни, все как при Пушкине. Один посконный консерватор (“на чужой манер хлеб русский не родится!”), второй – конечно, западник, с англо-саксонским садом и англоязычной гувернанткой, “умирающей со скуки в этой варварской России”.

Зрители сразу расплываются в улыбках – всегда приятно узнавать себя. Тем более что тут же начинаются “ромео и джульетты” – запретная любовь, секретные послания, переодевания и простушка Лиза, которая вовсе не простушка. Пушкин кокетливо просил читателей избавить его “от излишней обязанности описывать развязку”. Но зрителей в Вахтанговском не проведешь: конечно, для враждующих семей наступит перемирие. И защебечут лесные птицы: лето же.

В спектакле время года не случайность. Четыре повести для режиссера – цикл земного существования. Круговорот жизни. За летом – осень: это повесть “Выстрел”, история гордыни и возмездия мрачна и вся усыпана рыжей листвой. Потом белая и непроглядная “Метель”: незнакомец под венцом и есть тот самый суженый! А за зимой – весна, по пушкинскому “Станционному смотрителю”: блудная дочь сбежала от несчастного отца с гусаром, для отца трагедия – зато она приедет на его могилу в роскошной карете, с барчатами, кормилицей и черной моськой. У нее – весна.

Вахтанговцы поставили пушкинские "Повести Белкина" Фото: Пресс-служба Театра им.Вахтангова

И все, что на сцене ни происходит, вертится вокруг трех сосен. Тех самых, что из “Вновь я посетил…” – стихотворение, написанное поэтом в последний его приезд в Михайловское, прозвучит в самом конце спектакля.

“Стоят – одна поодаль, две другие / друг к дружке близко”.

“От этих сосен, собственно и родилась идея с временами года. Ключевой посыл: за смертью всегда следует новая жизнь, этот круговорот вечен, – рассказывает Анатолий Шульев. – Спектакль для нас – о судьбе и провидении. Многое в человеческой жизни решает случай. В малом объеме “Повестей Белкина” невероятная плотность событий, героев, очень много мест действия. Но у нас все происходит меж трех сосен – в этом вся Россия, где герои вечно блуждают, теряют и находят друг друга…”

Начиная работу над “Повестями Пушкина”, команда спектакля съездила в Пушкиногорье. Побывала в Михайловском, где поэт провел два года ссылки. Как отголосок этого путешествия – те самые финальные строки спектакля.

По словам народного артиста Юрия Шлыкова, и повести, и сам поэт “становятся в этих местах реально ощутимыми, их начинаешь очень остро чувствовать”.

Шлыков в спектакле играет и Муромского в “Барышне-крестьянке”, и Гаврилу Гавриловича в “Метели”, и секунданта в “Выстреле”, и лекаря в “Станционном смотрителе”. Еще один мастер из старшего поколения – Александр Рыщенков – перевоплощается из основательного Берестова в растерянного Самсона Вырина. Актриса Анна Антонова из горбатой ключницы становится статной Дуняшей. Знакомый кинозрителям Александр Горбатов неистовствует и в роли мстительного Сильвио, и в роли обольстителя-гусара Минского.

Вахтанговцы поставили пушкинские "Повести Белкина" Фото: Пресс-служба Театра им.Вахтангова

В спектакле много молодых актеров – они играют так азартно и эмоционально, что иногда даже, кажется, чересчур. И действо от этого будто обрастает суетливостью, спектаклю нужно время, чтобы снова выровняться, вернуться в берега.

Не забудем и о рассказчике (Валерий Ушаков): он ведет нас по сюжетной линии. Как объясняет режиссер, в нем есть и Пушкин, и его Белкин, и тот самый гробовщик, не попавший в спектакль. Он обозначен здесь, как “человек дороги”. Этакий Вергилий.

Анатолий Шульев говорит, своим спектаклем хотелось поддержать усталых путников – дать силы и заряд надежды зрителям, пришедшим на спектакль в раздрае и тревоге.

Кому как не Пушкину это под силу? Кажется, вахтанговцы с ним обошлись почтительно: не помешали.

Кстати

Пушкина ставили в Вахтанговском не раз. Среди прославленных и легендарных – “Маленькие трагедии” в постановке Евгения Симонова. Поэзия Пушкина звучала в исполнении Василия Ланового в “Пристани”. Два шедевра – “Пиковая дама” Петра Фоменко и “Евгений Онегин” Римаса Туминаса – стали этапными в жизни театра.

Источник: rg.ru
Подписаться
Уведомить о
guest

0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x