Новый главный режиссер петербургского ТЮЗа хочет поставить “Маскарад”

0 4

В конце марта в прославленном петербургском ТЮЗе имени Брянцева появился новый главный режиссер. Или правильнее будет сказать “появилась”? Почти пять лет назад Сусанна Цирюк работала с труппой ТЮЗа как режиссер-постановщик, и до сих пор ее “Алые паруса” идут с постоянными аншлагами. А до этого – Мариинский театр, Белорусский государственный академический театра оперы и балета, Ростов-на Дону, множество работ за рубежом и несколько престижных театральных премий. Почему с такой богатой творческой биографией она согласилась работать в “детском театре”? С этого вопроса начался наш разговор в петербургской редакции “РГ”.

Сусанна Цирюк: Согласиться было нелегко – я 18 лет была фрилансером. Проектов, к счастью, было очень много, без работы я не сидела – разве что за исключением пандемии. Если честно, то свобода от ежедневных обязанностей очень развращает. Поэтому когда поступило предложение от директора ТЮЗа Светланы Лаврецовой, сначала я не нашлась с ответом. Но Светлана Васильевна сумела быть очень убедительной, а я не могла не оценить ее увлеченность и любовь к театру, который она возглавляет уже почти 30 лет – и вот я здесь.

Я много езжу по стране и вижу, что порой артисты ТЮЗов комплексуют, потому что их как бы “не взяли в большой театр”. А в Петербурге люди гордятся, что работают в ТЮЗе имени Брянцева, и это очень подкупает и вызывает неподдельное уважение и желание стать частью этого коллектива.

Почему ваша должность называется “главный режиссер”, а не “художественный руководитель”? В чем отличие?

Сусанна Цирюк: Границы очень зыбки, но я попробую объяснить, как я это понимаю. Во-первых, худрук – не обязательно режиссер, он определяет художественную политику театра в целом. Должность главного режиссера, на мой взгляд, интереснее, потому что она более деятельная и более творческая.

Тогда закономерный вопрос – о творческих планах…

Сусанна Цирюк: Репертуарные планы театров верстаются минимум на год вперед, сейчас мы реализуем то, что было придумано до меня. И придумано замечательно!

Новый театральный сезон мы откроем 1 сентября на малой сцене премьерой “Сон в летнюю ночь”. Директор Шекспировского фестиваля в Ереване Каро Балян предлагает нам свою динамичную, стильную и эффектную версию шекспировской пьесы. Кстати, в ней очень много музыки, причем играют на музыкальных инструментах сами актеры.

Затем 8 сентября в рамках Года Островского состоится еще одна премьера, ею мы открываем сезон на большой сцене. Уже признанный и любимый публикой режиссер Уланбек Баялиев ставит “Лес” (в нашем репертуаре пять лет с успехом идет “Зимняя сказка” в его постановке). Не буду открывать всех секретов, но спектакль получается очень интересный, по-настоящему авторский, и мы его очень ждем.

А сразу после открытия сезона начнется огромная работа – не зря мы в этом году приняли в труппу шесть молодых артистов! – московский режиссер Николай Дручек начинает постановку по культовой книге Екатерины Мурашовой “Класс коррекции”. Это история про взаимоотношения в школе, где есть обычные ученики – и есть класс, в котором учатся дети с различными отклонениями. Но это не спекуляция на теме увечий, не желание искусственно вызвать эмпатию. У этих особенных детей есть свой мир, где все они здоровы и счастливы, где немая девочка говорит, а мальчик с ДЦП бегает, где сбываются мечты. Это рассказ о соприкосновении двух реальностей.

А что хотите поставить в ТЮЗе вы сами?

Сусанна Цирюк: Я вдруг обнаружила, что на сцене петербургского ТЮЗа ни разу за всю его историю не ставили “Маскарад” Лермонтова. Это очень сложный материал, самое загадочное произведение автора, пьеса не “самоигральная” – тут нужна бездна фантазии, труда и профессионализма. Для меня это очередной творческий барьер, который нужно преодолеть. Как и в “Жестоком романе”, премьера которого только что состоялась в “Балтийском доме”, я хочу взять артистов, соответствующих возрасту героев, хотя традиционно эти роли играли артисты более старшего поколения. Юную энергетику ничем не заменишь, и это позволит осмыслить глубокую философию пьесы с позиции современных молодых людей. Премьера нашего “Маскарада” запланирована на осень 2024 года.

Что еще запланировано на будущий сезон?

Сусанна Цирюк: Я всегда стараюсь следить за тем, чтобы в репертуаре были спектакли, в которых задействованы “взрослые” артисты. И мы вспомнили о пьесе Александра Галина “Ретро”- лирическая комедия о старике, для которого зять старается найти новую “подругу жизни”. Ее будет ставить Александр Лебедев, главный режиссер театра “На левом берегу” в Новосибирске и главный режиссер Омского музыкального театра. Он блестяще работает с актерами старшего поколения.

Еще одну пьесу выбрала для бенефисного спектакля одна из лучших актрис Петербурга, потрясающая Ирина Соколова. “Гарольд и Мод” Колина Хиггинса – “черная комедия”, но совершено душераздирающая. 17-летнему юноше не хватает внимания матери, и он реализует недостаток любви в увлечении черной готикой: ходит на кладбище, постоянно имитирует самоубийства, одержим культом смерти. Но однажды на похоронах он встречает 80-летнюю женщину, которая выжила в концлагере и у которой культ жизни. Между ними возникают душевная близость и трогательная дружба. Сейчас мы выбираем для этого спектакля постановочную группу.

Также в планах на будущее – пушкинская “Метель”, “Кроткая” Достоевского, “Царь-рыба” Астафьева, Чехов и Чуковский – в общем, планов громадье.

И, безусловно, мы порадуем новыми сказками наших самых юных зрителей. “Варвара – краса, длинная коса”, “Ежик в тумане”, “Дядя Федор, пес и кот”, “Бременские музыканты” – все эти названия входят в ближайшие перспективы театра.

Все-таки нельзя не спросить – почему среди хороших режиссеров так мало женщин?

Сусанна Цирюк: Я росла за кулисами, но хотела быть не режиссером, а литературным переводчиком. Когда все-таки поступила в консерваторию имени Римского-Корсакова на “Режиссуру музыкального театра”, была единственной девочкой на двух мужских курсах. Сейчас режиссеры – сплошь женщины, и это очень странно. Потому что это мужская профессия, непомерные волевые и энергетические затраты, несовместимые с общепринятым понятием женственности. И если женщина ставит своей целью постоянно доказывать, что в профессии не хуже мужчин, жизнь ее превращается в бессмысленный ад, в котором не остается места для нормальных человеческих ценностей.

У меня прекрасный сын, я счастлива в браке и всегда нахожу время для семьи, друзей, путешествий, сценариев и эквиритмических переводов… Я люблю свою профессию и хорошо с ней справляюсь, она приносит мне радость – но я в принципе противник любого фанатизма, в том числе и профессионального. Работать нужно легко и с удовольствием. Может быть, у меня недостаточно карьерных амбиций, зато абсолютно полноценная жизнь.

Что вы считаете своей самой сильной стороной?

Сусанна Цирюк: Как режиссера-постановщика – создать доброжелательную атмосферу взаимного интереса на репетициях, что уже полдела. Как женщины – дать почувствовать неподдельную любовь и тепло внутри творческой команды, хотя бы на время постановки. Это тоже важно, и мне повезло: я искренне люблю артистов. А моя суперспособность как главного режиссера – учесть интересы всей труппы.

Интересные факты

Сусанна Цирюк – автор текстов ко многим полным русским версиям западных мюзиклов – “Собор Парижской богоматери”, “Бал вампиров”, “Ромео и Джульетта”, “Граф Монте-Кристо”. Арию “Belle” из “Нотрдам де Пари” слышал почти каждый.

– Мне очень помогло, что моя мама была оперным концертмейстером: я знаю, что удобно поется, как построить фразу, чтобы она звучала внятно и текст был понятен, и многие другие секреты эквиритмического перевода. Профессиональным поэтам это психологически сложнее: они ненавидят навязанную ритмику, не любят что-то менять, а я за свои “бесценные строки” вообще не держусь. Для меня это любимое хобби, сродни разгадыванию шарад и головоломок – сделать так, чтобы было максимальное соответствие авторскому замыслу, но другими словами, и чтобы текст эмоционально воздействовал на зрителей.

Важный вопрос

Насколько современным школьникам классика интересна и, главное, понятна?

Сусанна Цирюк: А как поставишь. Я сама три раза смотрела “Ромео и Джульетту” Александра Морфова и вижу, с каким неподдельным интересом этот спектакль смотрят подростки. Правда, выяснилось, не все знают, чем дело кончилось… Но это уже вопрос к учителям.

Русская классика тем более необходима, потому что она очень романтична – а дети сегодня этого часто не понимают. Их романтика – глянцевая, немножко голливудская, штампованная: лимузин и подружки в одинаковых платьях на свадьбе. Интересно показать им, что бывает и по-другому.

Наш репертуар в определенном смысле несет просветительскую функцию: к нам ходит очень молодая публика. И форма должна быть интересна современным подросткам, особенно в нашем случае. Поэтому надо развиваться. Я всегда повторяю: “Хороший спектакль смотрят, как футбольный матч – с тем же интересом и сопереживанием”. Для этого и существует режиссер – очень трудная, ответственная и “опасная” профессия.

Российская газета – Неделя – Северо-Запад: №194(9139)

Источник: rg.ru
Подписаться
Уведомить о
guest

0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x