Финалист “Большой книги” Михаил Турбин: Чтобы спастись самому, надо спасать других

0 19

В этом году среди финалистов “Большой книги” немало дебютантов. Михаил Турбин один из них. Писатель Марина Степнова, рекомендуя его роман к прочтению, отметила, что “когда читала текст, впервые в жизни забыла покормить дочь”.Михаил Турбин: Если человеку что-то интересно, он вникнет в любую тему, а потом еще напишет о ней со страстью. / Из семейного архива Михаила Турбина

Главный герой романа “Выше ноги от земли” – врач детской реанимации Илья Руднев. Каждый день он спасает маленьких пациентов. Но наступает момент, когда в помощи нуждается он сам: в больницу поступает мальчишка, который напоминает Рудневу его сына, трагически погибшего вместе с матерью. О теме отцовства, идеальных декорациях для книги и пути негениев в литературе мы и поговорили с писателем.

Михаил, за роман “Выше ноги от земли” вы получили премию “Лицей”, теперь вы в финале “Большой книги”. Не рискованно отправляться в литературное плавание сразу с такого трамплина?

Михаил Турбин: В большое литературное плавание я отправился лет десять назад, а до того плавать не умел, но все равно пытался. Но роман действительно дебютный, и я рад, что книгу заметили. А попадание ее в финал “Большой книги” стало для меня большой неожиданностью. Воспринимаю его как аванс. Хотя меня стимулируют писать не премии, а человеческие истории, которые хочется рассказать.

Мне кажется, стены больницы – идеальные декорации для книги, а врач – прекрасный действенный герой

Вы по профессии к медицине отношения не имеете, но рассказать именно человеческую историю о Рудневе у вас получилось. Герой-врач в русской литературе – не редкость, а есть ли у вашего героя прототип?

Михаил Турбин: Я не врач, но люблю медицину. Мне кажется, стены больницы – идеальные декорации для книги, а врач – прекрасный действенный герой. Руднев из “Выше ноги от земли” достает детей с того света, и в этом есть основная тема романа: спасая других, спасаешься сам. Проникновение в профессию – простая дань уважения. Я изучал материал, консультировался с детскими анестезиологами-реаниматологами, и, спасибо им, они не послали меня куда подальше. Мне кажется, если человеку что-то интересно, он вникнет в любую тему, а потом еще напишет о ней со страстью.

К вопросу о спасении: Руднев был счастлив, а после гибели семьи жизнь разрушилась. То есть, погружаясь в чужую беду, можно преодолеть собственные травмы?

Михаил Турбин: Способ, скажем честно, не нов! Во многих конфессиях в план самоспасения входит альтруизм. Но когда я начинал роман, именно такой вопрос перед собой и ставил: можно ли излечиться самому таким непростым путем.

А что для вас – счастье?

Михаил Турбин: Как ни ответь – выходит банальщина. Сейчас счастье – это ощущение безопасности и покоя за близких.

Тема потери ребенка ближе женской прозе (в хорошем смысле этой характеристики). Почему вы решили послать герою именно это испытание?

Михаил Турбин: Мне кажется, что книг об отцовстве не так и много. А тема эта мне очень близка. Я не придумывал специально, какое бы испытание подкинуть герою. Герой и история потери в моем случае неотделимы.

Священник в вашем романе – отец Федор – скорее противоречит образу современного клирика: он говорит не цитатами из библии, а цитатами из стихов известных поэтов.

Михаил Турбин: Да, его слова – не фиктивная проповедь, но это же хорошо! Не думаю, что портрет Федора противоречит образу клирика. Многие священнослужители любят поэзию и находят в ней нужные слова.

Вы птенец литературной школы Creative Writing School, писали роман во время учебы на курсах Майи Кучерской, Марины Степновой и Елены Холмогоровой. Чем помогли старшие коллеги?

Михаил Турбин: Зачем музыкант изучает гаммы, художник – композицию, а фотограф – свет?.. Почему мы лишаем человека, который занимается словом, возможности профессионально расти? Нет, конечно, если вы для себя решили, что вы Чехов или Достоевский, можете никуда не ходить. В таком случае вам не нужно читать классику, изучать сюжет, драматургию и стилистику текста, но особенно не стоит прислушиваться к советам опытных писателей. Вы – уже гений! Но, еще раз, я не врывался в литературный мир. Я писал рассказы, повести, а потом роман, который понравился читателю. И это был небыстрый и непростой путь. Все, как у всех негениев.

Кстати, о Достоевском. Спектакль по вашему роману откроет юбилейный сезон Новгородского театра драмы имени Достоевского.

Михаил Турбин: У театра была идея сделать постановку современной прозы. Арт-директор Сергей Козлов в поисках источника перечитал новинки русской литературы и в романе “Выше ноги от земли” нашел нужную ему драматургию. Я мало знаю о постановке, потому что работа над ней только закипает. Но уверен в молодой и талантливой команде театра и всех приглашаю на премьеру.

Российская газета – Федеральный выпуск: №178(9123)

Источник: rg.ru
Подписаться
Уведомить о
guest

0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x