Чеховский фестиваль показал свою самую масштабную постановку

0 28

Самый большой и амбициозный проект нынешнего Чеховского фестиваля — знаменитая «Кармина Бурана» Карла Орфа в исполнении известной компании Театра современного балета Кубы. Это крупный кубино-российский проект, в котором задействовано почти 250 человек. Одновременно выступают сразу пять коллективов (!): помимо кубинской балетной труппы в составе 46 человек, это, это ещё и Академический симфонический оркестр Московской филармонии (73 человека), камерный хор Минина и Государственная копелла Москвы им. Вадима Судакова (62 человека), Детский хор «Весна» (60 человек). А ещё дирижёр Тимофей Гольберг и три солиста: сопрано — Мария Буйносова, тенор — Ярослав Абаимов, баритон — Павел Янковский.

Кубинский балет давно и заслуженно на весь мир славится своими танцовщиками. Наиболее известная кубинская труппа – Национальный балет Кубы, но и основанный в 1959 году в Гаване Театр современного балета Кубы известен очень хорошо. За свою историю коллектив представил 310 премьер, заработал аплодисменты зрителей и признание профессиональной критики за свои выступления на престижнейших мировых площадках.

Чеховский фестиваль уже привозил в Москву в 2017 году танцевальный коллектив «Акоста Данца». Тогда программа из пяти одноактный спектаклей, составленная художественным руководителем компании, легендарным кубинским танцовщиком Карлосом Акостой произвела в российской столице фурор. Успех Театра современного балета Кубы вступившего на сцене Зала Зарядье оказался несколько скромнее, но масштаб балета «Кармина Бурана» поставленного на Кубе  шесть лет назад, в  том же 2017 году, превзошел все ожидания.

Из досье МК: Работа Карла Орфа основана на двадцати четырёх стихотворениях из сборника средневековой поэзии, названного «Carmina Burana», что переводится с латыни как «Бойернские песни». Это связано с тем, что оригинальный манускрипт сборника («Codex Buranus») был найден в 1803 году в бенедиктинском монастыре Бойерн и либретто включает стихи как на латинском, так и на средневерхненемецком языке и охватывает широкий круг светских тем, актуальных как в XIII веке, так и в наше время: непостоянство удачи и богатства, быстротечность жизни, радость возвращения весны и удовольствие от пьянства, обжорства, азартных игр и плотской любви. Композиционная структура во многом основана на идее вращения «Колеса Фортуны». Рисунок колеса был обнаружен на первой странице Codex Buranus. Он также содержал четыре надписи, помещённые на ободе колеса и в совокупности образующие стих: «Regnabo, Regno, Regnavi, Sum sine regno» (— «Я воцарюсь — я царю — я царил — я ныне без царства»).

Чеховский фестиваль показал свою самую масштабную постановку

Колесо фортуны и в основе декорационного оформления сцены: экран в виде круга, на котором почти непрерывно мелькают черно-белые кадры документальной нарезки иллюстрирующие основные идеи спектакля. Это взрывы, рвущиеся снаряды, лица людей, петушиные бои, бег лошадей и много чего ещё.

– Мне нравится этот круг, он очень символичен. Потому что всё произведение – оно идёт по кругу. Как начинается, так и заканчивается. Все начинается со взрывов, которые породили наш мир и заканчивается тоже взрывами, которыми человек разрушает наш мир, который он не строил. И появляются Адам и Ева. И у нас все ещё осталось время, чтобы спасти наш мир, — объясняет мне свою идею художественный руководитель Театра современного балета Кубы Мигель Иглесиас.

Да и весь балет в соответствии с концепцией Мигеля Иглеисиаса идёт по кругу и закольцовывается. Начинается с круга, который образуют кубинские танцовщики лежа на сцене, и этим же кругом заканчивается.  

Чеховский фестиваль показал свою самую масштабную постановку

– Это жизненный цикл, от рождения до смерти. Для сценографии я взял кинорежиссера, и на видеоряд мы взяли человека, который занимался на телевидении рекламными проектами, но которому очень давно хотелось сделать что-то серьёзное. Мы собрались и целыми днями обсуждали, у нас рождались какие-то идеи бесконечные, и получился вот этот продукт, который не танец в чистом виде, не хореография, ни музыка, а это спектакль, соединяющий в себе все компоненты.

«Песни Бойерна: Мирские песнопения для исполнения певцами и хорами, совместно с инструментами и магическими изображениями» было изначально задумано его создателями, как синтетический театр. В соответствие с масштабностью таких задач, хореограф Джордж Энрике Сеспеденес мыслит тоже глобально, но рационалистически, без свойственного кубинцам темперамента, хореографию «кладет» «жирными мазками, в результате чего в основном балет построен на массовых сценах, напоминающих физкультурные построения и шеренги, танцовщики в которых бесстрастны и индифферентны. Тема любви вокруг воинственного и агрессивного мира представлена в «Кармина Бурана» единственным, и эротически также совершенно нейтральным, любовным дуэтом. 

Чеховский фестиваль показал свою самую масштабную постановку

– А дуэт, который мы видим в спектакле, – это Адам и Ева? – спрашиваю я Мигеля Иглесиоса.

– Нет. Здесь нет никакой прямой истории. У нас своя реальность, а у человека, который что-то считает, и о чем-то думает, у него своя реальность. В спектакле нет сюжета. Смысл конкретный дуэта в данном случае в том, что Она не существует и Он пытается восстановить её из своих воспоминаний и мечты. То есть он находится в постоянном поиске.

– Все пять коллективов работали отдельно друг от друга? Как вы все это соединили? За сколько дней?

– Каждая часть, танцевальный коллектив, оркестр, хор, работали самостоятельно, а свели все это за один день. Они следовали всем моим указаниям, и у нас всё получилось.

Источник: www.mk.ru
Подписаться
Уведомить о
guest

0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x