Виктория Толстоганова сыграла в спектакле «Это все она» плохую мать и хорошую девочку

0 17

В независимом проекте «Это все она» Виктория Толстоганова сыграла «нехорошую мать» 16-летнего подростка, готовую ради сближения с сыном пойти на все. Она создаст фейковый аккаунт в соцсети и окончательно потеряет контроль над ситуацией.

В основе спектакля — пьеса Андрея Иванова, написанная десять лет назад, о непростых отношениях матери и сына, живущих вдвоем после ранней смерти мужа и отца. Героиня Толстогановой — Татьяна — подобно Юлии Высоцкой во время кулинарного шоу, ведет незримый диалог с виртуальной собеседницей. И если Юлия рассказывает «небесам» о рецептах изысканных блюд, то Татьяна все без утайки выкладывает о сыне. В соцсетях он — Ворон, а она — загадочная девушка Тоффи, гуляющая исключительно в темное время суток. А папа у нее — якобы таксидермист, изготавливающий чучела козла и прочих божьих тварей. Происходит это в совсем ином пространстве, нереально-космическом.

Как объясняет постановщик спектакля Данил Чащин, есть вербальное пространство, где актеры читают монологи в зал, и пластическое, где они, изображая своих аватаров, становятся героями компьютерной игры. Для того чтобы создать ее видимость, у актеров были тренинги, занятия с хореографом Игорем Шаройко. Художник Дмитрий Разумов соорудил виртуальную действительность в глубине сцены за прозрачной пленкой занавеса. Там вращаются безумные качели с башенками, на которых актеры летят в бездну.

Продюсер Леонид Роберман мечтал о спектакле без видео и микрофонов у артистов, без всего, что не имеет отношения к театру, который он любит. Он хотел тишины, покоя и вдумчивости, чтобы зрители могли вспомнить своих мам. Экранов действительно нет, но микрофоны остались. Все очень громко, но при этом старомодно. Потому что «их» не догонишь — молодых с их сленгом и образом жизни. Какие бы усилия ни прилагали режиссер и актеры, даже если они и сравнительно недавно отдалились от подростковой субкультуры, все равно их дело безнадежно. Появляются все новые словечки, и какое-нибудь «клево» уходит из обихода. Вот вы знаете, что такое «ЛД»? Оказывается, лучшие друзья. Добро пожаловать в старость. Мы безнадежно отстали.

Виктория Толстоганова пытается рассказать о родительской слепоте. Удивительно, как ее героиня, покидая виртуальное пространство, сбросив черный плащ и цветной паричок, превращается в орущую тетку. Да, ей тяжело, она совсем одна. Сын бесчувственный, слова доброго от него не услышишь. А она старается из всех сил — купила ему зеленого попугая в клетке, а сын назвал его… «воробьем». Мать выбросила птицу из окна, а в клетку поставила свечу. Как после этого с ней общаться? Лучше представить мертвой.

«Драматург Андрей Иванов довел ситуацию до пика, — говорит Виктория Толстоганова. — Он вывел отношения матери и сына на такой уровень, что хочется сказать: «Остановитесь!» С одной стороны, катастрофическая история непонимания, а с другой — история любви, в которой не всегда все хорошо».

Сына играет способный молодой актер Денис Власенко, окончивший мастерскую Сергея Соловьева во ВГИКе, запомнившийся после фильма «Подбросы» Ивана Твердовского. Он много снимается и при других обстоятельствах был бы уже знаменит. Перед каждой репетицией Виктория и Денис минут по тридцать разговаривали, делились тем, что с ними произошло накануне, создавая особое настроение, но в спектакле подобной магии не возникает. У Виктории Толстогановой — двое сыновей, 11 и 14 лет, и они участвовали в создании спектакля как своего рода эксперты. Старший Федор подбирал музыку, чтобы она была неслучайной, той, какую слушают в его возрасте.

Данил Чащин считает: «Проблема наших героев в том, что они не разговаривают в жизни, но общаются в соцсетях, где у них все хорошо. А важно поговорить, пока проблема не стала фатальной. У меня был мастер-класс с подростками, и первое, о чем они спросили, — настоящие ли у меня кроссовки, какой айфон и сколько денег я зарабатываю. Я ответил, что кроссовки не настоящие, айфон старый, денег получаю мало, а теперь добро пожаловать в волшебный мир театра. Для них театр — папино-мамино искусство. Часто проблема заключается в том, «почему ты не такой, как я, ты будь как я». В этом конфликт. Подростки общаются на своем языке, как разведчики. Это некий шифр, понятный только им. Им важно, чтобы взрослые их не понимали. Речь идет не только о взаимоотношениях матери и сына, а глобально о разобщении людей. Вместе быть сложно и необходимо».

Что в итоге получилось? Представление взрослого человека о том, как устроен неизвестный им мир. Но он совсем иной.

Источник: www.mk.ru
Подписаться
Уведомить о
guest

0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x