Венсан Кассель на Каннском кинофестивале с головой ушел в загробные миры

0 23

В основном конкурсе 77-го Каннского кинофестиваля состоялись две премьеры, где герои выходят на связь с усопшими. Венсан Кассель сыграл вдовца, установившего канал связи с умершей женой и следящего за тем, что происходит с ней на том свете. В героиню Кьяры Мастроянни словно бы вселился дух ее великого отца — итальянского актера Марчелло Мастроянни. Надев мужской костюм, она выходит на улицы Парижа и Рима.

81-летний канадский классик Дэвид Кроненберг, давно ставший иконой Каннского кинофестиваля, представил на нем уже седьмую свою картину. «Саван» — отчасти автобиографический боди-хоррор, передающий тот ужас, который испытал сам режиссер, овдовевший в 2017 году. После смерти жены он снял фильм «Смерть Дэвида Кроненберга».

Герой «Савана» Карш — бизнесмен из Торонто — тоже несколько лет назад потерял жену Ребекку и не отпускает ее ни на минуту, не давая покоя в загробном мире. Но поскольку мы имеем дело с Кроненбергом, то все это происходит самым неожиданным образом. Вот герой заглядывает в склеп и видит еще неразложившееся тело супруги, начинает кричать в отчаянии, широко открыв рот, и тут же крупным планом возникает панорама полости рта, которую зритель рассматривает вместе с его стоматологом.

Венсан Кассель в роли Карша невероятно похож на самого Кроненберга — та же пластика, прическа, даже черты лица. От этого становится не по себе. У Карша целая компания по разработке технологий, позволяющих заглянуть в могилу и постоянно отслеживать происходящее там. При помощи гаджетов он целыми днями укрупняет грудную клетку и череп усопшей, следит за тем, как они трансформируются, находит новые образования, связанные с радиацией, и этому посвящены его новые исследования. Прямо из дома или приходя на кладбище, где он наводит свой телефон на надгробный памятник, сканирует и как в кино рассматривает скелет жены в разных ракурсах, благо к ее могиле подключены провода, позволяющие совершить такое кинопутешествие. Зрелище не для слабонервных.

Венсан Кассель на Каннском кинофестивале с головой ушел в загробные миры

Не все были готовы отправиться с Кроненбергом в такое странное путешествие на грани миров. Изначально Леа Сейду должна была сыграть роль усопшей жены, но в какой-то момент сошла с дистанции, возможно, из суеверия. Диана Крюгер оказалась смелее и сыграла воскресающую из небытия супругу.

Ребекка периодически появляется как живая перед мужем — обнаженная, с отрезанной грудью, с зашитым плечом, а потом чуть ли не в ходунках. Она была больна, испытывала серьезные проблемы с иммунной системой и рано умерла.

Крюгер также играет сестру Ребекки, по счастью, живую, и компьютерный аватар — без этой девушки Карш совсем не может обойтись. Он все время с ней разговаривает. Этот странный и ужасный фильм выглядит как пособие для работников похоронного бизнеса.

Кроненберг — как человек старой закалки — испытывает разного рода страхи. СССР он демонизирует, вспоминая Сталина. Появляются кадры с советскими танками в Будапеште, говорится о ГРУ. А один из героев, уже покойный, уезжает из Будапешта в Канаду после событий 1956 года.

Венсан Кассель на Каннском кинофестивале с головой ушел в загробные миры

Кьяра Мастроянни в фильме «Марчелло Мио» французского режиссера Кристофа Оноре, с которым не раз уже работала, становится копией своего великого отца Марчелло Мастроянни. С годами сходства между ними все больше, и эту карту решили разыграть. Кьяра смотрит на себя в зеркало, и ее отражение напоминает отца. Женское лицо трансформируется в мужское. Она разговаривает с матерью, которую, естественно, сыграла ее родная мать Катрин Денев. Они вспоминают Марчелло, и Кьяра надевает такие же костюм, шляпу и очки, какие носил он, наклеивает усы и выходит на улицы Парижа и Рима, где жил ее великий отец. Но ей не хватает легкости и чаплиновской клоунады, чтобы виртуозно трансформироваться, вселиться в тело своего отца. Все очень статично и уныло. Идея прекрасная, но убитая. Разве что эффектный финал придаст энергии и духоподъемности картине, когда все герои, включая Катрин Денев, воспроизведут сцены из «Сладкой жизни» и уплывут.

Все актеры названы своими реальными именами — Николь Гарсия, Фабрис Лукини, Катрин Денев. Они фактически играют самих себя, смотреть на них одно удовольствие, это небольшой праздник французского кино помимо итальянского, в котором царит дух Мастроянни.

Источник: www.mk.ru
Подписаться
Уведомить о
guest

0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x