В поисках “Внутреннего ребенка”

0 27

23 апреля завершилась 20-я, юбилейная ярмарка современного, классического и ювелирного искусства “Арт Москва”. В пространстве Гостиного Двора собрались важнейшие игроки российского арт-рынка: известные художники, кураторы и галеристы. Благодаря Агентству креативных индустрий вместе с ними на ярмарке были представлены и работы молодых современных художников. Одной из участниц стенда АКИ стала Анастасия Дозорцева, выпускница РГХПУ им. С.Г. Строганова. IPQuorum попросил Анастасию рассказать о том, как родилась ее страсть к искусству, о месте начинающего художника на российском арт-рынке и об участии в “Арт Москве”.Предоставлено Анастасией Дозорцевой

– Когда вы впервые заинтересовались искусством?

– Папа рассказывал, что макулатура, которую он приносил с работы домой, кончалась почти мгновенно. Я, еще совсем маленькая, рисовала на листе какую-то каракулю, брала следующий… Потом дело дошло до обоев, и родители отдали меня в художественную школу. Они решили, что с моей тягой к рисованию нужно что-то делать.

Помню, как в детстве лепила животных из глины с огорода. Мне нравилось отливать фигурки из гипса, а потом раскрашивать их. Так что интерес возник еще в детстве. Друг моего дедушки по имени Фёдор был художником. Он всегда дарил нам свои картины, когда приезжал в гости. И я уже тогда говорила: “Хочу быть как дядя Федя!”

– Где вы учились после художественной школы?

– В 2022 году я окончила бакалавриат по направлению “художественная керамика” в РГХПУ им. С.Г. Строганова. Сейчас учусь там же, на керамике, в магистратуре.

Поступала именно сюда, потому что Строгановка всегда была на слуху. Мне хотелось учиться у профессионалов, в месте “с историей”.

Поначалу было очень сложно, не только физически (бессонные ночи за проектами, жесткие дедлайны и отсутствие какого-либо опыта работы с керамикой), но и психологически. Все преподаватели разные, со своим подходом, но все, несомненно, профессионалы.

– На каких художников вы ориентируетесь в своем творчестве?

– Сейчас я в основном работаю с керамикой, поэтому много просматриваю именно это направление. Вообще я вдохновляюсь не только художниками, но и музыкой, кино, мультфильмами. Очень люблю иллюстрацию (особенно детские книги!). Стараюсь следить за новостями в мире искусства.

Назвать конкретные имена сложно! Есть очень много художников из разных направлений, чье творчество во мне отзывается. Первыми приходят в голову Марина Глебова, Наталия Хлебцевич, Владимир Цивин, сестры Поповы, Виктория Семыкина, Елена Тарутина. Из зарубежных – Надежда Муиссинат, Бэ Седжин, Ансельм Кифер и Лола Дюпре.

– С какими темами вы работаете? Как они сформировались – из ваших личных переживаний или из наработанного художественного опыта?

– И то и другое. Склонность к самокопанию, а также внимательность к деталям привели меня к тому, что это стало моим художественным языком. В своих работах я веду диалог с собственным подсознанием, делюсь переживаниями и образами, опираясь на личный опыт, воспоминания и эмоции. Личный, физический акт создания произведения привлекает меня больше всего.

– Какие материалы вы предпочитаете?

– В основном я работаю с фарфором, шамотом. Использование конкретного материала стараюсь объяснить, прежде всего, себе: почему для этой работы я беру именно его? Что я хочу выразить?

К примеру, фарфор обладает рядом свойств, которые можно использовать в процессе поиска идей – это белизна, звонкость, капризность, мягкость и подвижность в обжиге и в то же время твердость и прочность при остывании. К тому же в тонкой отливке этот материал пропускает свет, что становится поводом для многих проектов.

– Вы участвовали в программе “Арт.Практикум”, организованной Агентством креативных индустрий. Что вы можете рассказать об этом опыте?

– Для меня эта программы оказалась очень полезной. Раньше ту же информацию я получала какими-то обрывками, скомкано. В голове была каша! После “Арт.Практикума” стало намного понятнее, как лучше оформить документы, на что обращать внимание при заключении договоров с галереями, как найти “фишку” в своем творчестве и т. д. Думаю, это было полезно не только мне.

Программа состояла из курса лекций, каждая из них была посвящена какому-либо аспекту художественной деятельности, например стратегии художника, сотрудничеству с галереями, оформлению документов и т. д. Информация была довольно структурирована, лекторы подробно излагали материал, отвечали на вопросы, бели беседу в формате живого общения, что очень подкупало. Лекции читали опытные искусствоведы, галеристы и кураторы из художественной индустрии, разбирали с участниками любые вопросы и на примерах рассказывали о важных вещах в карьере художника.

Вообще сотрудничество с АКИ принесло мне много положительных эмоций и опыта. Меня очень порадовал уровень организации: начиная с рассылки уведомлений и документов и заканчивая оформлением стендов. Они помогали нам на всех этапах. Организаторы – очень активные, приятные люди, отзывались на любой запрос и всегда были на связи. Это очень круто.

– А потом вас отобрали для участия в ярмарке “Арт Москва”. Как она прошла для вас?

– Для меня участие в “Арт Москве” стало огромным шансом показать свое творчество широкой публике, искусствоведам, кураторам… Временами было сложно – общение с большим количеством людей дается мне с трудом. Но с поддержкой близких и родных мне это удалось.

Я представляла пять керамических работ из фарфора, полуфарфора и шамотной глины: “Внутренний ребёнок”, “Путь домой”, “Мона”, “Начало” и “Слои”.

Работу “Внутренний ребёнок” я очень люблю. Моим наставником в процессе стала Юлия Брониславовна Шабаева. Это мое размышление о том, насколько важно поддерживать связь со своим внутренним ребенком, не давать ему “заснуть”. Поддерживать энергию творчества, непосредственности и самовыражения. Скульптуры выполнены из фарфора методом литья с последующей росписью. Это бюсты девочек с закрытыми глазами в разных майках голубого цвета, состоящих из фраз-демотиваторов, которые многие слышали в детстве (“У тебя все равно не получится, не берись”, “Ты же девочка!”, “Не ной!”, “Поживи сначала с мое…” и т. д.).

А работой “Мона” я сделала оммаж творчеству американского художника Жана-Мишеля Баския. Он стоял у истоков институционализации стрит-арт-искусства! Принес уличное искусство в пространство галереи. Мне это интересно. “Мона” представляет из себя единый пласт с рамой, выполненный из шамотной глины (это отсылка к манхэттенским стенам, на которых Баския рисовал в начале творческого пути). Сверху пласт покрыт белой эмалью с росписью в виде Джоконды в его стиле. Рама по краям и белая глянцевая эмаль символизируют пространство галереи, её чистоту и лоск в сравнении с уличным пространством.

– Насколько сложно современным художникам монетизировать свое творчество и найти место на рынке?

– Зависит от желания художника, наверное, и от проектов, в которых он участвует. Чем больше выставок, резиденций и ярмарок в резюме, тем больше ваше имя становится “на слуху”. И, соответственно, тем больше спрос на работы.

Очень важно быть искренним в своем творчестве, не пытаться кому-то подражать. Зритель это обязательно считает. Путь художника довольно длинный, поэтому, я думаю, нужно запастись терпением, честно и много работать, развивать горизонтальные связи. Я верю, что однажды это приведет к желаемому результату.

***

Эта статья и многие другие материалы опубликованы на сайте ©IPQuorum – первого в России издания о креативных индустриях и интеллектуальной собственности. IPQuorum – это новый формат работы одноименного международного коммуникационного бренда, который организует все самые яркие события мира интеллектуальной собственности и креативных индустрий в России, включая рынок LegalTech и сферы институтов развития.

Источник: rg.ru
Подписаться
Уведомить о
guest

0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x