Почему перевод “Сказок Пушкина” на эрзянский язык, выполненный поэтом Ильей Кривошеевым, шел к читателю почти 90 лет

0 35

В Мордовском книжном издательстве готовится к выходу первый сборник “Сказки Пушкина” на эрзянском языке. Перевод произведений русского классика выполнил еще в 30-х годах прошлого века поэт Илья Кривошеев. Однако книга тогда не увидела свет – автор попал в жернова сталинских репрессий. В июле исполнилось 125 лет со дня рождения литератора. За легкость стиха современники называли его “мордовский Пушкин”. А семейное предание гласит, что родовую фамилию прадеду Кривошеева когда-то дал… сам Александр Сергеевич. О неизвестных подробностях биографии основоположника эрзянской национальной поэзии “РГ” рассказали его дочь и внучка – Ольга и Анжелика Горбуновы.Внучка и дочь поэта у памятника Илье Кривошееву в селе Ичалки. / Николай Гагарин

Пять рублей от “курчавого барина”

Судьбе было угодно причудливо связать их имена. От мордовского райцентра Ичалки, где похоронен Илья Петрович Кривошеев, до пушкинской усадьбы в Большом Болдино – немногим более 30 километров по прямой. Приезжая в родовое поместье, Пушкин посещал эти места – гостил у помещиков Кротковых в соседнем селе Кемля, а в здешнем храме когда-то отпевали его племянника Анатолия Львовича.

– Сто лет спустя творчество русского классика стало путеводной звездой для моего дедушки Ильи Петровича, хотя родился он вдалеке отсюда, – поделилась Анжелика Горбунова, член Союза писателей РФ. – Корни нашей семьи – с хутора Маяк Саратовской губернии. Сейчас это Лопатинский район Пензенской области.

Как вспоминал в автобиографии сам поэт, при Екатерине II многие местные крестьяне служили ямщиками. Ямщиком был и его прадед Иосиф Стесин: “По преданию, Иосиф еще в юности своей возил Пушкина, когда тот в 1833 году проезжал через наш край, собирая материалы о Пугачевском восстании. Рассказывали, что Иосиф пел Пушкину русские ямщицкие и мордовские народные песни, что Александр Сергеевич был тронут и отблагодарил удалого общительного ямщика пятирублевой ассигнацией, а еще подарил ему на память небольшой свой портрет”.

– У Иосифа из-за травмы была искривлена шея, и Пушкин окрестил его Кривошеевым. Это прозвище стало фамилией, – говорит собеседница. – Иосиф всю жизнь помнил “забавного барина”: его портрет с надписью “Удалой ты ямщик молодец”, сделанной рукой классика, висел в избе на самом видном месте. К сожалению, позднее он сгорел во время пожара, уничтожившего весь хутор дотла.

О портрете курчавого незнакомца вспоминала и мать Ильи Петровича – знаменитая мордовская сказительница Ефимия Кривошеева, урожденная Адамова. Это первое, что поразило ее во время посещения дома своего будущего мужа. Неграмотная крестьянка внесла свой вклад в копилку народной поэзии – слагала песни, сказы, плачи. Искусству плача ее научила сама жизнь: из одиннадцати детей, родившихся у Ефимии, семеро умерли от голода и болезней. Младший, Илья, повзрослев, стал записывать произведения своей матери. Именно благодаря ему они позднее увидели свет.

Ефимия Петровна сделала все, чтобы сын получил образование. В 1917 году Илья окончил Казанскую учительскую семинарию и был призван в армию. В начале октября в звании прапорщика его направили в пехотный полк, базировавшийся в Самаре. Погоны Кривошееву довелось носить всего 25 дней, а потом в стране грянула революция. Но сделанное тогда фото в форме царской армии позднее сыграет роковую роль в его судьбе.

Наказ Горького

Стихи Илья начал писать еще в семинарии. В них ощущалось влияние любимых поэтов – Пушкина, Лермонтова, Кольцова, Некрасова. Впервые его стихотворение на эрзянском языке опубликовала в 1923 году саратовская газета “Якстере сокиця” (“Красный пахарь” в переводе с мордовского. – Прим. ред.). В то время Кривошеев поступил на педфак Саратовского госуниверситета. Окрыленный успехом, молодой поэт берет себе псевдоним Илька Морыця (Илья Певец). Окончательно свой выбор в пользу поэзии он сделал, попав на выступление Маяковского. В своих мемуарах Кривошеев вспоминал, что после концерта ему хотелось кричать на всех перекрестках Саратова: “Идите видеть и слушать Маяковского!”.

– В 1929-м началась работа по созданию Мордовской автономной республики, и в Саранск стали собирать представителей национальной интеллигенции со всей страны, – рассказала дочь поэта Ольга Ильинична. – Пригласили и папу – преподавать на рабфак. Он с радостью согласился. Его направили на I Всероссийский съезд крестьянских писателей. А пять лет спустя, подписывая ему билет члена Союза писателей СССР, Горький дал наказ привлекать в литературу творческую молодежь из бедноты. Папа эту задачу выполнил: многие национальные литераторы считают его своим учителем. Он разработал теорию мордовского стихосложения и нормы литературного языка.

К тому времени молодой поэт обзавелся семьей и детьми. Свою жену – юную красавицу Анну – Илья встретил в санатории в Миргороде.

– Папа пригласил ее на танец, потом они долго беседовали… А наутро он предложил ей руку и сердце. Разница в возрасте у них была 13 лет – как у Пушкина с Натали, – говорит Ольга Ильинична.

Именно в те счастливые годы Кривошеев и начал переводить произведения любимого поэта на эрзянский. Все рухнуло в одночасье: в 1934-м его арестовали – по доносу соседки, увидевшей то самое юношеское фото с золотыми погонами…

– Илье Петровичу инкриминировалась 58-я “политическая” статья: в НКВД заявили, что он финский шпион. Его и других представителей мордовской интеллигенции обвинили в планах… расчленить СССР, чтобы включить Мордовию в состав Финляндии, – вздыхает Анжелика Горбунова. – Излюбленная пытка палачей, пытавшихся вырвать у него признание, называлась “крест”. Заключенного ставили в центр камеры, в разведенных руках – бутылки с песком. Как только руки опускались – град побоев… Вынести все это и не сломаться в тюрьме ему помогла молитва. Моему деду очень повезло: он вернулся живым спустя почти два года. Обвинения были сняты из-за недоказанности улик.

Письмо Бахтина

После освобождения Илью Петровича направили в Ичалки преподавать в местном педучилище. Но к бывшему арестанту по-прежнему относились с подозрением. Поэтому законченный им к тому времени перевод “Сказок Пушкина” в издательстве отвергли.

– И это несмотря на то, что маститый ученый Федор Советкин из Наркомата просвещения СССР дал очень высокую оценку работе отца, – вспоминает Ольга Ильинична. – Кроме того, семье долгое время просто негде было жить: с 1945-го по 1960 год мы сменили 22 квартиры. И везде над рабочим столом папы висел портрет Пушкина. Он был для нас как талисман. Наше съемное жилье тех времен – обычные сельские дома, крытые соломой. Однажды к папе приехал ныне всемирно известный профессор Михаил Бахтин, тогда – преподаватель Мордовского госуниверситета. Он поразился, увидев, в каких условиях мы живем. Ночевал философ у нас на печке. Помню, как мы помогали ему туда забираться – у гостя не было одной ноги, он ходил на костылях. Мама родилась в Кустанае, а Бахтин отбывал срок в тех краях. Они проговорили всю ночь. А утром, прощаясь, Михаил Михайлович сказал отцу: “Илья Петрович, у вас два недостатка – необычайная доброта и необычайная скромность. Уж на что я живу в стесненных условиях, но вы… Не обращались в правительство по жилищному вопросу?” – “Много раз обращался, все обещают…” Бахтин написал письмо председателю правления Союза писателей РСФСР Леониду Соболеву.

Над рабочим столом папы всегда висел портрет Пушкина. Он был для нас как талисман

После звонка из Москвы дело сдвинулось с мертвой точки. В Ичалках началось наконец строительство дома для семьи литератора и педагога.

– Фундамент залили – и стройка встала: денег нет, – делится Ольга Ильинична. – А у папы тогда как раз вышли два сборника стихов. В райкоме ему предложили оплатить из гонораров часть расходов, пообещав, что потом деньги ему вернут. Он так и сделал. Папа привык доверять людям и никаких расписок не брал. Построили нам обычный деревенский домик. После заселения отец пошел в райком за возвратом долга. Но того руководителя, с которым он говорил, уже перевели в другое место. А новое начальство лишь развело руками: “Ничего не знаем”. Тогда я впервые увидела на глазах отца слезы… И все же этот дом стал для нашей семьи счастливым. Кто только не бывал там! Рядом находился местный ДК, и все артисты, приезжавшие в райцентр, – оперные певцы Илларион Яушев, Раиса Беспалова, композитор Леонид Воинов и другие – шли после концерта не в гостиницу, а к нам. Повзрослев, дети разлетелись, а мама, оставшись одна после смерти папы, переехала в квартиру в Кемле. Сейчас в том доме живут другие люди, не имеющие отношения к нашей семье. О поэте напоминает мемориальная табличка на фасаде и указатель на заборе: “улица Кривошеева”. Конечно, хотелось бы, чтобы в райцентре появился музей отца. Возможно, когда-нибудь эти мечты станут явью. Ведь дождались же своего часа переводы пушкинских сказок…

Компетентно

Раиса Акашкина, директор Мордовского книжного издательства:

– Уникальное издание “Сказки Пушкина” на эрзянском языке готовится к печати. Сейчас идет работа над красочными иллюстрациями к произведениям. Книга увидит свет в следующем году.

Почему перевод "Сказок Пушкина" на эрзянский язык, выполненный поэтом Ильей Кривошеевым, шел к читателю почти 90 летДочь и внучка Ильи Кривошеева у дома, где когда-то жила их семья. Фото: Николай ГагаринРоссийская газета – Неделя – Средняя Волга: №176(9121)

Источник: rg.ru
Подписаться
Уведомить о
guest

0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x