Мариинский театр занялся реновацией тетралогии Рихарда Вагнера

0 17

Кажется, Мариинский театр страшится традиционного летнего межсезонья и прежде, чем все же уйти в отпуск, самый короткий из всех известных примеров, в финале своего 240-го сезона провел титанический “Месяц Рихарда Вагнера в Мариинском”. Публике представили “Лоэнгрина”, “Тангейзера”, “Тристана и Изольду”, “Парсифаля”, премьеру “Нюрнбергских мейстерзингеров” и тетралогию “Кольцо нибелунга”, которая в полном варианте крайне редко появляется в афишах даже самых мощных театров. “Кольцо” в репертуаре Мариинского уже два десятилетия. И ныне худрук театра Валерий Гергиев задумал обновление этого грандиозного проекта. Пока новый взгляд коснулся первой половины тетралогии – “Золота Рейна” и “Валькирии”.Обновление коснулось светотехнического оформления спектаклей, что приобрели черты кэмероновского “Аватара”. / Наталья Разина / Мариинский театр

На первый взгляд сделать премьеру из спектакля, уже прожившего долгую и счастливую театральную жизнь, а тетралогия в мариинском прочтении с успехом была показана во многих странах Америки, Европы и Азии, также получила признание на родине Рихарда Вагнера – в Германии, и уже зафиксирована на собственном звукозаписывающем лейбле “Мариинский”, затея странная: напоминающая, в определенном смысле, спиритический сеанс.

Но, с другой стороны, в этой идее, как зеркале, отражается сегодняшний день, когда, по гамбургскому счету, театр пока лишь накапливает впечатления от реальности, чтобы через паузу размышлений сформулировать собственное творческое высказывание. Есть и в вагнеровском коде 240-го мариинского сезона важный символический смысл. Именно Валерий Гергиев, отметивший в этом году две знаковые даты – 70-летний юбилей и 45-летие за дирижерским пультом Мариинского театра, подарил операм Вагнера фартовую судьбу в России.

Отсутствие категории времени – тот абсолют, которого достигает Валерий Гергиев, находясь за дирижерским пультом

“Кольцо нибелунга” – это 300 страниц партитуры и около 15 часов звучания музыки и сценического действия, созданные по мотивам древнегерманского эпоса, где все протагонисты боги и богини. Сначала на подмостках Мариинки появились две последние части тетралогии – “Зигфрид” и “Гибель богов” в постановке Владимира Мирзоева, затем – “Золото Рейна” и “Валькирия” в постановке Юлии Певзер. Над всем грандиозным циклом вместе с Валерием Гергиевым 20 лет назад работали сценограф Георгий Ципин, художник по свету Глеб Фильштинский, и они явно доминировали над формальным режиссерским присутствием. Как раз тандем Гергиев/Фильштинский и реализовал идею обновления. Она, как выяснилось, коснулась светотехнического оформления спектаклей, что приобрели черты кэмероновского “Аватара”. Смотрится впечатляюще: спецэффекты, добавленные к знаменитым монстрам-великанам Георгия Ципина, “раскрасили” сюжетную фабулу оперы, но не заслонили ни музыку, ни те сложные, трагические чувства, что переживают вагнеровские герои.

Мариинский театр занялся реновацией тетралогии Рихарда Вагнера Фото: Наталья Разина / Мариинский театр

Для премьерного исполнения собрали почти наилучший состав: Евгений Никитин (харизматичный властелин древа жизни Вотан), Михаил Петренко (трагический злодей Хаген), Михаил Векуа (пылкий Зигмунд), Татьяна Павловская (обольщающая крылатая дева-воительница Брунгильда), Екатерина Санникова (уж слишком робкая Зиглинда).

Жаль вот только, что Екатерина Семенчук находилась в зале среди публики, а не на сцене в образе Фрики. Ее неукротимый темперамент и феноменальный голос очень нужны были этой “Валькирии”.

Притом в постановочной концепции нарочито изъята хоть попытка какой-либо актуальности, в которой все же нуждается современный театр. Но отсутствие категории времени – это тот абсолют, которого достигает Валерий Гергиев, находясь за дирижерским пультом. Шестичасовая “Валькирия”, например, с ее многослойностью завораживает: звучит легко и свободно, но с мощной предостерегающей силой.

Кстати

Под занавес сезона Мариинский театр все же не стал концентрироваться исключительно на Вагнере. И будто вдогонку уже завершившемуся фестивалю “Звезды белых ночей”, который по понятным причинам в этом году, вопреки многолетней традиции обошелся без заморских гостей, устроил гала-концерт. Был обещан упоительный Джоаккино Россини в исполнении умопомрачительного Ильдара Абдразакова. Правда, в реальности, звездный бас уж слишком щедро разделил сцену с молодыми солистами театра.

Безусловно, крайне важно и ценно, что настоящие мастера готовы делиться мастерством и опытом. Но они не могут поделиться талантом. А молодежь (и те, кто задержались в этом статусе) хоть и пребывала в бравурном настроении, готовности соответствовать высокому исполнительскому уровню не продемонстрировала, подменяя мастерство избыточным комикованием. Лишь только бас-баритон Магеррам Гусейнов в своем единственном номере – арии Алидоро из “Золушки” был очень хорош. ИльдарАбдразаков же, к сожалению, на сцене появлялся нечасто.

Но каждый его выход соответствовал его статусу и ожиданиям публики, хотя певец и не продемонстрировал всю галерею своих россиниевских героев. Ограничился лишь Базилио из “Севильского цирюльника”, Мустафой из “Итальянки в Алжире” и Ассуром из “Семирамиды”. А в настоящим гала-концертом вечер стал в тот момент, когда неожиданно в середине второго отделения молодого Гургена Петросяна за дирижерским пультом заменил Валерий Гергиев и в один дирижерский жест оркестровое “болото” превратилось в пышные “сады Семирамиды”. А когда столь же неожиданно к Ильдару Абдразакову в дуэтах присоединилась фееричная Екатерина Семенчук, и на бис ими был исполнен знаменитый шутейный дуэт “Кошки”, искомое ощущение праздника была найдено, хотя и на фоне очень поучительных наблюдений.

Российская газета – Столичный выпуск: №174(9119)

Источник: rg.ru
Подписаться
Уведомить о
guest

0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x