Любимец публики «Евровидения» финн Käärijä раскрыл планы: «Не петь по-английски»

0 26

Страсти по «Евровидению» продолжают кипеть и спустя почти две недели после окончания массового праздника песни и пляски в Ливерпуле, что вполне традиционно, поскольку евровидийная волна обычно идет на спад после объявления итогов очередного конкурса по плавной нисходящей. Вторая в ее карьере победа на конкурсе шведской певицы Лорин продолжает оставаться в центре эмоциональных обсуждений — от восторженного «одобрямса» до ироничных усмешек, комичных поисков «плагиата» и даже неврастенических разоблачений «вселенского заговора», а европейские чарты тем временем, помимо той же Лорин с ее еврохитом Tatoo, трещат еще и от натиска горячего финского парня Kaarija (второе место на «Евро» и приз зрительских симпатий с феноменальным лидерством в телевоутинге) и его огненной версии бально-танцевального стандарта Cha-cha-cha.

Финн стремительно влетел в первую десятку синглов в британских чартах, по этому поводу у него наперебой берут интервью самые передовые издания поп-индустрии. На родине парня встретили тоже горячо — хоть и со вторым местом, но безумной любовью публики, достающей до небес, он стал самым настоящим национальным героем. «ЗД» собрала самое интересное из высказываний новой европейской поп-звезды.

В аэропорту Хельсинки восторженные поклонники кричали: «Каария — наш победитель!», когда артист вернулся на родину. «Стрелец» (одно из значений слова Käärijä) выстрелил если не в яблочко, то в его хвостик. Фанатки бросались ему на шею и дарили цветы. Видео из аэропорта тут же облетело все местные телеканалы. Каария, не снимая своего фирменного зеленого костюма, тут же посетил разные телестудии и везде сообщил, что теперь он хочет только одного — отправиться отдыхать и проводить время с друзьями и семьей, так как из-за репетиций и разъездов давно со всеми не виделся. «Хоть время большой гонки позади и ко мне приковано внимание медиа, я остаюсь тем же чуваком, простым парнем, что и раньше», — хитро улыбался певец на камеру.

Однако чистосердечный артист отметил, что раньше, до всей этой шумихи вокруг него, он был более открытым к миру. Ему хотелось поделиться чем-то прекрасным буквально с каждым, сейчас он понимает, что ему приходится быть более скрытным, замкнутым, чтобы продолжать работу, — такая вот стандартная, в принципе, расплата за популярность.

На вопрос фаната о том, как он себя чувствовал в окружении такого большого внимания медиа и публики, Каария ответил: «Да, обстановка была очень напряженной и довольно стрессовой, человеку сложно выдержать такое, но мне все равно понравилось! За пару недель на «Евровидении» у меня практически не было свободного времени, но иногда мне все же удавалось даже почувствовать тоску по дому».

Другой поклонник поинтересовался, о чем он думал во время выступления в финале. Артисту вопрос понравился, и он практически раскрыл секрет своего потрясающе раскрепощенного поведения на сцене:

— Пытался запомнить этот момент и получить как можно больше удовольствия от него. Но вообще в такие моменты нет времени на то, чтобы думать, ты сосредоточен на том, что делаешь. Максимально сконцентрирован и, конечно, расслаблен настолько, насколько возможно. Я был восторженным и немного растерянным, как маленький мальчик в магазине конфет!

На вопрос о том, не боялся ли он провалиться (подразумевался возможный проигрыш, конечно), Каария неожиданно повел размышление совсем не в ту степь:

— Понимаете, на сцене все устроено так, что, если ты облажаешься, ты можешь быстро все исправить. У нас было много вариантов этой постановки и много репетиций, поэтому нечего было об этом волноваться. Это было живое шоу, а во время живого шоу может случиться всякое.

Тему своего почетного, но все же горьковатого второго места артист не избегает и мужественно признает результат. Тем более что за его плечами мощный козырь — первое место в телевоутинге (4-е место от профжюри дало в сумме финальный результат). Конечно, он говорит, что надеялся на победу, когда смотрел на себя в зеркало в гримерке перед выходом на сцену, но…

— Но я этого не ждал, — признается он. — Я понимал, что еще человек 30 сейчас хотят победить, так же как я. Победит в итоге тот, кто победит. Конечно, в самом начале, когда мы только написали песню и выпустили ее в первый раз, мы думали, что едем на «Евровидение» за победой. Думали, что у нас действительно есть шанс. Но этого не произошло… Мне было грустно, но я справился, и теперь я в порядке. Я не из тех, кто застревает в неудачах. Я не считаю «Евровидение» неудачным опытом — наоборот, я многому там научился, но больше не планирую принимать участие в этом конкурсе. Этот год был моим шансом на победу, и другого у меня не будет. Я не хочу быть артистом, которого люди помнят только по «Евровидению»…

Кстати, про шведскую певицу Лорин, которая обогнала финна, Каария высказывается в исключительно уважительных, сиропно-розовых восторженных тонах. Однако его смешливое хулиганское нутро вырвалось наружу в шутливой пародии на победу Лорин, которую он снял для соцсетей. Под сопровождение песни-победительницы парень очень смешно «танцует» ее горизонтальный конкурсный йога-танец, передразнивая жесты певицы и лежа на платформе из деревянных палет для грузовых перевозок. Эти палеты, кстати, в последние несколько лет стали настоящим символом скандинавского практицизма (чего только из них не мастерят!) и одновременно обыгрывают главный реквизит его собственного номера — ящик из досок. Смеяться над собой — особое искусство, и финский артист владеет им, похоже, безупречно.

Трек Cha-cha-cha стал первым синглом на финском языке, когда-либо пробившимся еще и на вершину британского песенного чарта. По этому поводу на него обратили внимание многие воротилы западного шоу-бизнеса. И норвежский музыкальный продюсер Алан Уокер уже предложил поработать вместе, и гитарист Rammstein выразил ему симпатию — все ждут от артиста продолжения карьеры. Каария тоже подумывает о мировом турне и утверждает, что его хотели бы видеть с концертами уже 70 стран! Амбиция переплевывает даже невероятный успех итальянской глэм-группы Måneskin, которая именно после победы на «Евровидении» два года назад получила невероятный взлет международной карьеры, но насколько эта амбиция воплотится в жизнь — пока вопрос. Каария пока не составлял гастрольного графика, а в ближайших планах — выпуск альбома и написание новых смешных и необычных хитов.

Единственное, что артист точно знает о своем будущем, — что не будет записывать песен на английском языке. Считает, что это было бы большой ошибкой с его стороны. «Не нужно менять то, что уже и так хорошо и нравится людям!» — поясняет он. Поклонники финского музыканта из разных стран тоже считают, что если он станет петь по-английски, то потеряет возможность быть таким же эмоциональным, зажигательным и ярким, как при исполнении песен на родном языке.

И, конечно, больше всего еврофанатов интересовало: почему Каария решил свой сценический образ именно в таком ярко-зеленом цвете? Оказалось, что в самом начале подготовки к конкурсу костюм был совсем другим — более классическим по крою и ярко-желтого цвета. В сети до сих пор можно найти романтичную гитарную версию Cha-cha-cha, которую финский парень поет, гуляя именно в том желтом костюме.

— Но потом мы решили все поменять. Я сказал, что хочу что-то кричащее, что привлечет особое внимание, — в итоге ребята, которые делают мне гардероб, создали этот образ. Я специально не выбирал цвет, просто смотрел варианты и говорил, подходит или не подходит мне то, что предлагали. В итоге я одобрил этот вариант, и они сделали крутую работу!

В итоге именно яркий зеленый костюм Каария для «Евровидения» и «завирусил» его образ. Как отмечает сам артист, он не ожидал, что встретит столько фанатов в точно таких же костюмах и с точно такими же прическами… Теперь он отсиживается дома, переваривает весь полученный колоссальный опыт и придумывает новый образ для очередной музыкальной песни-шутки.

Источник: www.mk.ru
Подписаться
Уведомить о
guest

0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x