Худрук театра «У Никитских ворот» пообещал поставить триптих по Чехову

0 25

В театре «У Никитских ворот» открыли 41-й сезон. В общем-то, рабочее событие — сбор труппы — Марк Розовский всегда превращает в театральное действо, так что корреспондент «МК» отправился на Большую Никитскую не столько за информацией о будущих постановках, сколько за новыми впечатлениями.

Актеры оказываются на местах в зрительном зале нечасто, и сборы — как раз тот исключительный день, когда такое случается. Отдохнувшие, рвущиеся в бой, они шумели, аплодировали Розовскому, самим себе, вчерашним студентам ГИТИСа, «Щуки» и «Щепки», которые начинают работать в театре этой осенью. Даже перекрикивали своего худрука — пару раз со сцены ему пришлось останавливать подопечных. Но все это доказало, что театр «У Никитских ворот» молод и в смысле возраста большинства артистов, и душой.

Марк Григорьевич, несмотря на свои 86, тоже стремился показать, что ему по пути с молодежью. Вначале он «выбежал» на сцену в золотой придворной маске из спектакля «Капитанская дочка», перевел дух и спросил:

— Ну что, друзья, соскучились? (Шум, аплодисменты.)

Согласно традиции, после этого была откупорена бутылка «Советского шампанского», ее содержимое перелито в «бокал» размером с аквариум и пущено по рядам.

Сделать это позвали «постоянного виночерпия» — заслуженного артиста России Андрея Молоткова. «Он делает это 41-й раз в жизни», — говорит Розовский.

— Нет, я это делал гораздо чаще, — возражает артист, вызывая смех в зале.

Раздается «выстрел», и Марк Григорьевич буквально кричит:

— 41-й сезон считать открытым!

Обращаясь к коллегам, Розовский напомнил, что театр призван угадывать потребности зрителей, но не угождать публике, хотя это сулит полные залы.

— Нужно служить высшему в искусстве. Писатель может писать в стол, а театр должен в семь часов вечера открыть дверь и здесь и сейчас, в этот момент, в этом пространстве, предъявить зрителю самое важное.

Затем худрук сказал, что изначально его театр задумывался как авторский, но стало понятно, что нужна и классика — русская, зарубежная. И в подтверждение своих слов назвал постановки, которые ждут зрителей в новом сезоне.

В конце года начнутся репетиции «Свадьбы» по мотивам произведений Михаила Зощенко, затем придет черед главной работы — «Дон Кихота» по Михаилу Булгакову — «с дополнениями и избавлениями от некоторых эпизодов и сцен»:

— Это будет испытание для всех исполнителей ролей — и Дон Кихота, и Санчо Пансы, и других. Пьеса Булгакова практически никогда не ставилась, а если ставилась, то почти проваливалась. Нам придется преодолеть сложности в понимании этого художественного массива…

Помимо этого Розовский анонсировал новую версию «Лолиты» — с опорой на набоковскую прозу.

«Придется делать косметический ремонт нашей прежней драматургии, так как у нас нет продления прав от наследников Олби (адаптировавшего в 80-х скандальный роман для театра. — И.В.). Я считаю это полной дуростью, но мы получили отказ. Тем не менее Набоков — это великий русский писатель. И возвращение «Лолиты» для нас очень важно», — посетовал Розовский.

Но если с наследниками американца споры разрешить не удалось, то ставить польского классика Славомира Мрожека Розовскому позволили.

«Буквально пять минут назад получили разрешение на Мрожека», — признался Марк Григорьевич. На фоне «репертуарных потерь» многих российских театров, вызванных ухудшением отношений с Западом, это очень хорошая новость.

Также он упомянул о «близком будущем» своего театра — комедии-фантазме «Лицо» по пьесе Александра Галина, спектакле «Посвящение Джобсу» и, пожалуй, самой амбициозной задумке, ради которой «воссоединится» тройка создателей легендарного фильма «Д’Артаньян и три мушкетера»: сам Розовский, композитор Максим Дунаевский и автор песен, поэт Юрий Ряшенцев. Вместе они выпустят новый мюзикл по рассказу Чехову «Душечка», которая, скорее всего, станет частью вдохновленного творчеством Антона Павловича триптиха, посвященного женской судьбе: «Душечка», «Дама с собачкой» и «Попрыгунья».

После всего этого Розовский, как ожидается, обратится к древнегреческой классике — «Лисистрате» Аристофана — и поставит две собственные пьесы: «Княжна Тараканова» (рабочее название) и «Кто убил Симон-Деманш» — о русском комедиографе Сухово-Кобылине.

Также Розовский сделал несколько своевременных заявлений:

— Самая страшная опасность сегодняшнего дня — когда в обществе наблюдается тенденция к озверению, потери человечности и человеколюбия. Конечно, не все общество этим заражено…

— Сегодня по всему миру атака на такого рода искусство (человечное. — И.В.). Я приехал из отпуска из одной страны. В городе, где мы были, многие годы стоял памятник Пушкину — его снесли.

— Мы тоже на фронте. Идет атака на русскую культуру, причем она идет и изнутри, и у нас есть некая «колонна».

— Русский мир — это мир Толстого, Чехова, Володи Высоцкого, Булгакова, Достоевского, Сервантеса (Дон Кихот — это наиболее русский герой мировой литературы). Мы поклонники этого русского мира. Наша гражданская позиция — в наших спектаклях.

— Нам предлагают «общественные советы» и какую-то дурь. У нас есть своя ответственность. Сейчас много псевдопатриотизма, всякого рода манифестирования. Давайте тихо, но упрямо делать свое дело. Вот наша задача, вот наша Родина.

Источник: www.mk.ru
Подписаться
Уведомить о
guest

0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x